Работа в Мьянме ( Бирме ) для русских и украинце в 2021 году

Форум Винского

Поиск дешевых авиабилетов
Бронирование отелей, вилл, апартаментов
Аренда квартир, апартаментов, домов у собственников
Аренда автомобиля за границей и в России

Сравнение цен аренды авто у разных прокатчиков. Вы задаете параметры поиска – сайт находит вам автомобиль в заданном месте по самой низкой цене

Цены в рублях и оплата в рублях – для тех у кого только рублевый счет

Цены в Евро и оплата в Евро – для тех у кого счет в Евро и аренда в Европе

Страхование для туристов
Сайт Винского
Реклама на форуме Винского
  • Список форумовАЗИЯ форумМЬЯНМА форумДополнительная информация о Мьянме
  • Изменить размер шрифта
  • Smartfeed
  • Блоги
  • Правила
  • Инструкции
  • FAQ
  • Галерея
  • Регистрация
  • Вход

Безопасность внутри Мьянмы!

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Безопасность внутри Мьянмы!

eto » 03 апр 2011, 20:37

Предложили мне работу в Мьянме, и снйчас с моей молодой женой думаем ехать или нет!

Жить будем в Янгоне, но по специфики своей работы я должен буду ездить по всей стране проводить геологические изыскания. Почитал по форуму- все пишут , что в Мьянме население очень милое, преступность практически отсутсвует. Но так же и наткнулся что в Мьянме действует огромное число группировок, которые входят в конфликты между собой, воюют с правительственными войсками, заключают союзы, само распускаются, побеждают и т.д. ( viewtopic.php?f=775&t=97326 )

Стоит ли опасаться этих парней? Может нанимать телохранителей?

да. и кстати, а кто-нибудь долго жил или работал в Мьянме. поделитесь каково там)))))

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

sofi+1 » 04 апр 2011, 18:28

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

BMW 760i » 04 апр 2011, 18:38

Там , где опасно, один не покатаешься с изысканиями. В такие места власти добро на въезд дают и приглядывать на всем пути будут, “а вдруг шпиен”.
По преступности: тут такие сроки за каждый пук не в унисон с законом – мало не покажеться, а главная задача у местных зеков в местах заключения – выжить. И буддизм тут, кстати, ни причем, стукачество рулит.
Для справки (вдруг там изыскания начнутся): приграничье с Китаем – это вообще, де факто, автономные от центральной власти районы, где “советская власть” отсутствует по определению. Там своих “изыскателей” хватает.

Офф, не могу не прокомментировать известное заблуждение (встречал на форумах неоднократно) – женщина-японка учит детишек за большие деньги, которые ей платит не принимающая сторона, а сами японцы по программе “зайки” (JICA – Japanese international Cooperation Agency). Японцы в Бирме повсеместно “сеют доброе, вечное”, исторически повелось, так сказать. Ну, а бирманы в провинции, какие у них деньги. Те немногие, у кого они есть, в Осаке детей учат. В Янгоне курсы японского – 50 баксов за 3(!)-месячное обучение. Нищета, короче.

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

eto » 04 апр 2011, 19:12

Спасибо за ответы))
Буду ездить с водителем. Пока не знаю конкретных районов для исследований. но знаю, что это земли выделяет правительство Бирмы Россие. надеюсь, дают спокойные земли)

а Вы там не жили? интересно каково работать и жить в этой стране. стоит ли?

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

BMW 760i » 04 апр 2011, 19:26

eto писал(а): Спасибо за ответы))
Буду ездить с водителем. Пока не знаю конкретных районов для исследований. но знаю, что это земли выделяет правительство Бирмы Россие. надеюсь, дают спокойные земли)

а Вы там не жили? интересно каково работать и жить в этой стране. стоит ли?

У всех запросы разные. Москвичу из Газпрома – одно. Специалисту из заМКАДья – другое. Тут я не советчик. К иностранцам относятся настороженно, пока не привыкнут. Конан Дойл в “Знак четырех”, если не ошибаюсь, про Тонгу-дикаря упоминал. ничего в мировосприятии не изменилось, менталитет “осажденной крепости”. Английского никто, кроме того, кого к Вам приставят, знать не будет. Если с семьей – в стране развлечений – ноль, даже магазинов приличных – наперечет. ИНТЕРНЕТ – отстой. Пост по полчаса вставляю.
Ну, а вдруг, религией увлечетесь? Тогда можно и задержаться, пока все пагОды по стране не отсмотрите. Шутка.
Для тех, кто не согласен с вышенаписанным: это все ИМХО . Кому не нравится – его проблемы, с пеной у рта обратное мне доказывать не нужно, был тут с одним клоуном прецедент, модеры подчистили. Пишите свой опыт, пусть человек сам разбирается.

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

eto » 04 апр 2011, 23:26

Вы имеете ввиду они все считают, мол, вокруг одни враги, и они все на нас нацелены!? или имеете ввиду, что они сводят контакты с иностранцеми к минимуму?

А Вы там жили? Прям таки там оооочень скучно?)

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

eto » 04 апр 2011, 23:59

Re: Безопасность внутри Мьянмы!

BMW 760i » 05 апр 2011, 12:45

Вы имеете ввиду они все считают, мол, вокруг одни враги, и они все на нас нацелены!? или имеете ввиду, что они сводят контакты с иностранцеми к минимуму?

А Вы там жили? Прям таки там оооочень скучно?)

Да нет, просто ни один контакт иностранца с более-менее значимыми фигурами из местных не останется незамеченным для властей. Я не имею в виду продавцов в магазинах или таксистов, если не понятно. И в стремных областях и чек-пойнты имеются, и допуск нужен от властей. Куда Вас изыскательством пошлют заниматься, там не то что “автотрасс” (тут вообще под это определение только дороги из Янгона в Нейпьидо да несколько дорог в сторону туристических направлений), грунтовки приличной не будет. Тут у них механизация не в почете, дороги тут бабы с ребятишками строят.
Мне и семье – скучно, а Вам, допускаю (могу ошибаться), привыкшему в силу специальности к кочевому образу жизни и минимуму бытовых удобств – будет веселее. Если зарплату обещают в разы больше, чем в РФ, почему бы и нет? Жизнь в комфорте тут довольно дорогая. Щас, наверное, бэкпекеры с Раши набегут и расскажут Вам, как они за 15 дней 200 баксов потратили на все-провсе. Ню-ню.. Вам тут жить и работать, и не две недели в роли бездельника-туриста. Смотрите сами. Есть места и получше, чего скрывать.
Напоминаю ненавязчиво идейным: все написанное строго ИМХО .

Читайте также:
Климат и погода в Алании в июле - море, отдых, цены и отзывы

Мьянма и ее уроки: история одного переезда

Уже третий год мой дом — в медитационном центре в Янгоне, исторической и культурной столице Мьянмы. Это город с характером, но здесь даже поздно вечером, когда бродишь по переулкам между колониальными домами, из разбитых окон которых часто выглядывают деревья, чувствуешь себя в безопасности. Гуляешь, вдыхаешь запахи уличной еды и благовоний: здесь рядом с пагодами стоят мечети, христианские церкви и индуистские храмы.

По заветам Будды

90% населения страны исповедуют буддизм традиции Тхеравада, призывающей не просто изу­чать тексты, но и практиковать учение в повседневной жизни. Это ключ к пониманию местной культуры. Например, монахи, по заветам Будды, питаются тем, что подадут добрые люди. И эти люди каждый день встают в пять утра, до работы, в выходные и праздники, чтобы приготовить еду и положить ее в чашу монахам. Основные понятия буддизма Тхеравады: щедрость, доброта, честность, стабильность и спокойствие ума, а самое главное — мудрость. Так что буддийский монах здесь — и друг, и учитель, и психотерапевт, и, если надо, консультант в делах.

Переезжать сюда из Москвы я не планировала. Просто в тяжелый период жизни мне посоветовали съездить в Таиланд на медитационный ретрит бирманского учителя випассаны Саядо У Теджании. Я кинула в рюкзак пару футболок, ноутбук, паспорт и полетела в Бангкок. Раньше я ничем таким не занималась, да и монаха буддийского впервые вживую увидела только там. Самое интересное началось через десять дней, после выхода из центра: я перестала воспринимать жизнь как проблему, которую надо все время решать. А как-то утром, роясь в рюкзаке, нашла приглашение медитационного ­центра Саядо в Янгоне и тем же вечером села в автобус до мьянманской границы. Думала, еду на пару недель, а в итоге прилетела в Москву через семь месяцев — и то чтобы быстро вернуться обратно.

Что надо знать иностранцу

Туристическую визу в Мьянму дают на 28 дней. Но если едешь в монастырь, нужна виза медитационная: ее делают по приглашению учителя или монастыря и продлевают так же — иначе монастырь не имеет права тебя принять. Иностранцев не из числа паломников и туристов ждут бюрократические сложности. Чтобы снять жилье (именно квартиру, а не отель), нужен вид на жительство — это куча справок и минимум $ 700. А еще шесть лет назад иностранцу нельзя было купить сим-карту, но теперь норвежский оператор за $ 10 в месяц обеспечивает отличное 4G, позволяющее работать.

Наша школа — медитационный центр Саядо при буддийском монастыре. Это окраина Янгона, но на деле деревня, и до ближайшего банкомата на такси полчаса. Вокруг еще несколько монастырей, рынок, а перед воротами чайная. Доносящаяся оттуда мелодия, бывает, вклинивается в звучащую из громкоговорителя молитву или проповедь: «Не убей, не укради» — «Wow, I feel good!», «Не прелюбодействуй» — «Come on and dance with me!»

Мой учитель Саядо У Теджания пришел к монашеству по местным меркам поздно: учился в университете, управлял бизнесом, а в 30 лет у него случилась сильная депрессия, и только учитель медитации Шве Оо Мин Саядо-джи помог выйти из нее. Но Саядо нельзя было бросать семейное дело, и древний метод адаптировали под активного делового человека — того, кто не хочет или не может уйти в монастырь и практиковать там. Хоть Саядо монашествует уже больше 20 лет, он не нудный, а очень веселый и при этом глубокий человек, который отлично говорит по-английски и готов обсуждать любые проблемы. Мудрость универсальна.

Спустя два года пребывания в школе у меня появилась отдельная комната и почти полная свобода в распорядке дня. Подъем в 4 утра, с 4:30 до 5:30 — медитация, потом завтрак. Поначалу трудно, но теперь эти часы до рассвета лучшие за сутки: деревня еще спит, за окнами зала стрекочут сверчки и щебечут птицы. После завтрака я обычно уединяюсь на час с книжкой и кофе, потом делаю что-то полезное по хозяйству: среди добровольных дежурств есть помощь на кухне, уборка территории и зала для медитаций, работа в саду. В 10:30 ланч и индивидуальная практика: медитация сидя, во время ходьбы (для этого проложены специальные дорожки), стоя. День заканчивается в девять-десять вечера медитацией в зале. Еще здесь есть своего рода каникулы — по правилам, никто, кроме учителей, не может оставаться в одном и том же монастыре больше трех месяцев подряд, так что летом я летаю в Россию, зимой и осенью — в соседние азиатские страны.

Читайте также:
Об аэропорте Лондона Гатвике (Великобритания) LGW EGKK - официальный сайт

Общение — тоже практика, и довольно трудная. Впрочем, медитировать можно и нужно в любой ситуации — во время работы, разговора, сидя в интернете, за рулем и готовя обед. Мы развиваем навык присутствия здесь и сейчас — заниматься мирскими делами не запрещено, а иногда даже поощряется. Однако их нужно стараться делать осознанно, не впадая в задумчивость и мечтательность. Медитация не должна ограничиваться залом. Именно этому учит вся атмосфера страны.

При моем образе жизни в Мьянме хватает $ 500 в месяц — остатки сбережений и фриланс: пишу, перевожу, подумываю о книге — хочу рассказать о своем опыте в Мьянме и о Саядо. Что до отелей, разброс цен большой: от бюджетных ($ 10–15 за ночь) до дорогих ($ 100 и выше), особенно на пляжных курортах. В Мьянме интересны в первую очередь исторические достопримечательности (Янгон, Паган, Мандалай), мне самой нравится город Кало в штате Шан: горы и леса, свежий воздух и чайные плантации плюс трекинговые маршруты к озеру Инле, где обязательно стоит побывать.

А еще я очень люблю Шведагон в Янгоне — главный буддийский храмовый комплекс страны, где запросто можно провести весь день. Наблюдать за волнами посетителей в разноцветных юбках лонжи (их носят и мужчины, и женщины) и за сменой оттенков белого мрамора и золотых куполов пагод. Слушать ласточек, гнездящихся под старинными деревянными перекрытиями. Поддерживать беседы со случайными знакомыми, радующимися представившемуся случаю поболтать с иностранцем, а уж тем более — с иностранцем в форме студента школы медитации: белой футболке и коричневой лонжи.

В здешней кухне смешались традиции Индии и Китая. Мои фавориты — салат из маринованных листьев зеленого чая, тушеный молодой бамбук, сливы с острым рыбным соусом, зеленые манго (незрелые плоды засаливают или маринуют, как в России огурцы) и густой рыбный суп мохинга (его подают на завтрак). Еще по утрам едят куэ джагве (жаренные в масле полоски теста), макая их в чай или кофе со сгущенкой и сахаром. Зеленый чай в Мьянме пьют все и всегда: когда-то правительство заменило опиумные плантации в горных районах чайными, и напиток прижился. А мьянманский кофе и вовсе, на мой взгляд, лучший в Азии.

Сейчас, спустя почти три года, я думаю, что мы учимся у монахов не суперсекретам типа левитации или чтения мыслей. Это побочные эффекты практики, а не ее цель. Мы учимся быть людьми — адекватными, способными увидеть в другом самого себя. Главное и трудное — стирать границы в своем мозгу, настоящая алхимия — превращать гнев и желание в позитивную энергию. Именно это отличает человека от моллюска, которого иголкой ткни случайно, и у него одна реакция: оплевать вас чернилами и смыться. Умение видеть и трансформировать свои реакции, по моему опыту, делает жизнь богаче и разнообразнее.

Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям

В 23 года Татьяна Щербакова решила заняться волонтерством и поехала в Испанию организовывать мирные лагери для иностранцев. Сейчас она работает в Мьянме — строит колодцы, помогает беженцам и объясняет фермерам, как выращивать сою вместо запрещенных веществ. Татьяна рассказала «Афише Daily» о переезде, волонтерстве и особенностях жизни в Азии.

«Волонтерство — это как журналистика, только круче»

В Мьянму я переехала в марте, живу здесь уже девять месяцев. Я из Краснодарского края, но училась в Москве на журфаке. Все началось с того, что я съездила на семестр по обмену [опытом] в Испанию, выучила испанский язык. Потом вернулась и на последних курсах устроилась в новостной отдел РИА «Новости». Мне там очень нравилось, журналистика мне близка, но все время не хватало каких‑то смыслов . Поэтому я стала думать, чем бы я еще могла заниматься. Так пришла идея делать радио «Зазеркалье» в психиатрической больнице, «Кащенко». А потом мы узнали, что РИА «Новости» вроде как ликвидировали. Было неизвестно, что будет дальше, и я решила поискать волонтерство.

Я слышала о программе европейской солидарности, по которой можно съездить в любую страну в Европе, пожить от двух до 12 месяцев и поволонтерить. Я подалась на эту программу. Через два месяца нам сказали, что РИА «Новости» не ликвидируют, а реорганизуют в «Россия сегодня», но меня уже взяли на проект в Испанию, и я не захотела оставаться.

Я уехала на год — волонтерила в небольшой некоммерческой организации Service Civil International, которая занималась продвижением мирного сосуществования. Во время Первой мировой войны было много деревень — например, на границе Франции и Германии, — которые были врагами. А когда война закончилась, они должны были перестать быть врагами и стать просто соседями, но людям было тяжело это принять. Этот фонд решил устраивать волонтерские лагеря, чтобы такие деревни знакомились, общались и создавали мир. Так зародилось движение, сейчас же проект занимается межкультурным обменом.

Я занималась испанцами: отправляла их за границу и принимала иностранцев в Испании. Мы проводили тренинги перед поездками, чтобы волонтеры понимали, что можно делать, а что нет. Кажется, что это все просто, но есть множество нюансов. Например, одна волонтерка ездила в Африку, и ей там все так понравились, что она решила подарить африканцу корову. А там нельзя ничего дарить конкретному человеку, там все общее, все решает коммуна.

Читайте также:
20 странностей китайцев, которые удивят любого: интересно знать

После этого года я поняла, что мне очень интересна сфера волонтерства — это как журналистика, но круче, потому что здесь ты действительно меняешь мир к лучшему. Я решила, что буду заниматься этим и дальше. Поступила в магистратуру университета Рома Тре в Риме на специальность «международное сотрудничество и развитие» — это международные отношения с прицелом на некоммерческий сектор. А после того как окончила, уехала на полгода в Бангкок на стажировку. Я работала в организации Save the Children, которая занимается защитой прав детей. Там мы продвигали законопроект о запрете физического наказания детей. В Таиланде с этим проблемы, там только недавно запретили бить детей в школах. Раньше это было нормальное наказание. А сейчас как бы запретили, но еще до конца не внедрили. Некоторые учителя до сих пор не в курсе или в курсе, но знают, что им за это ничего не будет, потому что большинство родителей не против физических наказаний. Там бить детей — это абсолютно нормально. Хотя и в России это тоже многим кажется нормальным.

Потом я вернулась в Италию писать диплом и заодно еще поработала в одной некоммерческой организации (НКО). Я написала для нее несколько проектов, один из них был для мам в Буркина-Фасо. В Африке люди не знают о многих вещах, которые для нас очевидны. Например, там нужно объяснять людям, почему необходимо мыть руки с мылом. А молодые мамы не в курсе, что не следует давать воду маленьким детям до 6 месяцев. В общем, мы хотели рассказывать им, как вообще нужно ухаживать за детьми и кормить их по правилам ВОЗ.

«Проводим беседы с фермерами о том, почему опиум выращивать плохо»

Когда я еще писала диплом, подалась ради интереса на пару вакансий. И меня пригласили на собеседование в Милан в организацию AVSI Foundation. После защиты диплома я сразу полетела в Мьянму. И вот я тут уже девятый месяц занимаюсь несколькими проектами — два из них по образованию.

В Европе есть программы, по которым люди могут усыновить африканского ребенка дистанционно. Это особенно распространено среди старичков в Италии, у которых никого нет. Они могут жертвовать деньги, равные стоимости чашки кофе в день, но это реально изменит жизнь ребенка где‑нибудь в Зимбабве. Они материально обеспечивают этого ребенка в течение многих лет, а взамен им рассказывают о его жизни : присылают фото, отчитываются, куда потратили деньги, иногда дети пишут им письма. Моя итальянская организация занимается этим почти во всех странах, где у нее есть офисы. Здесь, в Мьянме, не все дети могут пойти в школу, не у всех есть на это деньги. Вернее, школы бесплатные, но нужно купить учебники, форму, тетради — на это средств не хватает.

Еще один наш проект — в сухом регионе Магуэй мы строим колодцы и пруды. У них там засуха несколько месяцев в году, и из‑за этого большие проблемы с водой. С колодцами у местных меньше шансов заболеть чем‑нибудь от грязной воды, а также им не надо будет ходить к ручью за тридевять земель. Мы строим колодцы и передаем их управление коммуне или деревне. Первое время следим, как они с ним управляются, а потом они сами. Местные и самостоятельно что‑то пытаются строить, но все равно не могут обеспечить себе питьевую воду по стандартам. Надо понимать, что мы не привозим итальянцев строить колодцы, на проект мы нанимаем местных людей, они строят их сами, а мы просто координируем.

Также у нас есть полевая школа фермеров — они здесь довольно консервативные и ко всему новому относятся с предостережением. Мы берем землю в аренду, привозим их туда и показываем, как можно оптимизировать процесс. Например, вместо того чтобы использовать химикаты, можно сделать фертилайзер (удобрение. — Прим. ред.) из костей рыбы — это натурально, и риса будет больше. И только когда они убедятся, что это действительно работает и риса больше, тогда будут использовать эти методы. Еще мы учим их выращивать разные орехи, сою, морингу — это такое дерево, в котором можно есть практически любую его часть.

Мы также работаем с регионом Шан, где фермеры часто выращивают опиум. Мьянма — вторая страна в мире по количеству этого вещества, оно тут повсюду. Сначала мы проводим беседы с фермерами о том, почему опиум выращивать плохо.

Мы объясняем, что можно выращивать сою — причем ее можно не только продавать, но и есть самим. Потом мы учим женщин в деревнях эту сою обрабатывать, делать из нее сыр и соевое молоко. Это большой проект, который решает сразу же несколько проблем: женщины начинают работать и получать какие‑то деньги, дети — лучше питаться, а фермеры перестают заниматься нелегальным выращиванием опиума.

Читайте также:
Авиакомпания Aerolineas Argentinas. Аргентина Как С Добром Добраться!

Еще один проект в конфликтном регионе Качин, он находится на границе с Китаем. И если люди знают что‑то про Мьянму, то из‑за конфликта с мусульманами рохинджа (этническая группа, которая преследуется властями Мьянмы из‑за нападения на пограничные посты в октябре 2016 года. — Прим. ред.) в регионе Ракхайн. Но на самом деле такие стачки здесь повсюду, в том числе и в Качине, где мы работаем. В Мьянме живет много разных национальностей, это очень мультиэтническая страна, где много разных языков и традиций. Поэтому у разных народностей часто происходят стычки друг с другом или с государством. Когда это случается, люди бегут из своих деревень. Поэтому в Качине есть много лагерей для местных беженцев, их тут более 100 000 человек. Люди могут годами там жить, пока войны не закончатся. Мы разрабатываем для них краткосрочные курсы — например, по шитью или для электриков. Но этот проект не только направлен на обучение, но и на создание мира. Очень часто, когда НКО приходят в конфликтные регионы, они начинают помогать там самым бедным: людям с инвалидностью, женщинам, беженцам. А другие остаются без помощи, хотя они тоже еле сводят концы с концами. Поэтому в эти классы мы берем как беженцев, так и местных.

Мой главный проект как раз в Качине — он начался только в июле. Я готовила его с самого начала: открывала офис, составляла план работы, нанимала персонал и обучала его. Очень много начальных мероприятий, поэтому он только-только начал развиваться. Проект с колодцами тоже мой. Это значит, что я контролирую всю работу, слежу за строительством. Это очень сложный для меня проект, потому что я не разбираюсь в колодцах — я журналист. У нас там, конечно, есть гидрогеолог, инженер, но я как бы выше их. Я координатор, поэтому часто мне звонят с вопросами: «Как думаешь, нормально поставить там водоотсос диаметром 26 миллиметров?» Гидрогеолог на самом деле не обязан у меня такое спрашивать, а я не обязана разбираться в насосах. Если гидрогеолог говорит, что нормально, ставьте.

Работа в Мьянме ( Бирме ) для русских и украинце в 2021 году

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Как остаться жить в Мьянме надолго

Мьянма – страна, в которой иностранцев живет не очень много. Поэтому о том, как иностранец может остаться тут жить надолго, информации практически нет. Тем не менее, тема эта иногда нет-нет да и всплывает на разных форумах. Мысли, высказываемые там, как правило, имеют мало общего с мьянманской практикой.

На самом деле все довольно просто. Обычный гражданин другого государства, отправляясь в Мьянму, может затребовать три типа визы: туристическую визу, бизнес-визу и социальную визу. С туристической визой все понятно: она предполагает однократный въезд на территорию страны и пребывание там довольно короткий промежуток времени. С бизнес-визой и с социальной визой все гораздо интереснее.

Бизнес-визу можно получить в посольстве Мьянмы за рубежом, или по прибытию в страну. В посольстве вам, как правило, вклеят с паспорт однократную бизнес-визу трехмесячным коридором въездных дат и четырехнедельным сроком пребывания в стране. Хотя если ясно, что вы едете туда надолго, вам могут сделать многократную бизнес-визу на шесть месяцев, или на год (годовая бизнес-виза стоит 180 долларов). Бизнес-виза по прибытию выдается на 70 дней, и предполагает по истечению этого срока возможность получения новой визы.

Основной недостаток таких виз – они не дают права постоянного проживания на территории Мьянмы. То есть, срок пребывания иностранца в стране ограничен периодом в 10 недель. По истечению этого срока он обязан покинуть территорию страны и (если у него есть такое желание) тут же вернуться сюда снова. Например, при полугодовой визе иностранец должен выезжать из страны примерно после второго и четвертого месяцев пребывания в ней.

Надо сказать, что такой тип визы имеет абсолютное большинство работающих в Мьянме иностранцев. Против такой практики они особо не возражают: все равно нужно постоянно выезжать из Мьянмы по делам. Не возражают и их жены, которым раз в два месяца интересно съездить из скучного Янгона в более оживленное место – например, в Бангкок, Сингапур или Куала-Лумпур.

Есть и еще одно соображение, которое стоит принимать во внимание. Если иностранец откроет в мьянманском банке счет, то любые поступления на него из-за рубежа будут облагаться 10-процентным налогом. Это значит, что иностранцу логичнее и экономнее открыть счет в Бангкоке и периодически туда наведываться. Если иностранец получает в месяц полторы тысячи долларов, то визит в Бангкок раз в два месяца с учетом затрат на авиабилеты, бангкокское такси и недорогой отель в столице Таиланда, как раз и обойдется ему в 10 процентов от его двухмесячной зарплаты. А если он получает пять тысяч в месяц, то вариант поездки в Бангкок становится для него с финансовой точки зрения безусловно более предпочтительным, чем потеря десяти процентов перечисленных ему средств в мьянманском банке. И это не говоря уже о том, что любая поездка – это смена впечатлений. А Бангкок – это еще и город самых разнообразных развлечений.

Читайте также:
Работа в других странах по польской визе: куда поехать и как устроиться

Но описанный мной порядок касается «простых» иностранцев. У тех, кто приезжает по приглашению правительства страны, или для работы с крупной мьянманской компанией, руководство которой имеет хорошие связи на уровне министров и выше, вопрос решается совсем по-другому.

Во-первых, эти люди получают годовую многократную специальную визу. Причем, эта виза не вклеивается в паспорт, как те, о которых я уже рассказал. Просто в паспорт ставится синий штамп на всю страницу, из которого следует, что он и есть виза.

Но главное – не этот штамп. На соседний лист паспорта ставится другой штамп (тоже – на всю страницу), который называется «Стэй пермит». Вот благодаря этому штампу владелец паспорта лишен необходимости выезжать из страны каждый десять недель и может жить тут целый год (естествено, с последующим продлением также без выезда из Мьянмы). Официально такая годовая виза со стэй пермитом стоит около 300 долларов, но стоит добавить, что при отсутствии знакомых министров иностранец может обратиться в неприметные конторки, которые без проблем решат вопрос с визой. Стоимость визы в этом случае будет от 500 до 800 долларов.

Наличие «стэй пермита» в паспорте – основание для выдачи иностранцу документа под названием FRC – «форин реджистрэйшн кард». Слово «кард» предполагает нечто небольшое и компактное, но в действительности речь идет о бумажной портянке, по ширине примерно с лист А-4, зато гораздо длиннее. Портянка эта печатается на полупрозрачной тонкой бумаге, и, видимо, целлюлозно-бумажное производство Мьянмы имеет специальную линию для нарезки бумаги такого формата. Ежегодно 30 ноября ее надо продлевать, заплатив за это 9 долларов. То есть, FRC – это и есть фактически «резиденс пермит», или по-русски – «вид на жительство». Как следует из заголовка бланка, он был утвержден в 1948 году.

Вот именно FRC как раз и является самым важным документом для проживания в Мьянме. Если она есть – то паспорт уже фактически не нужен. По крайней мере, семьи индийцев и китайцев, однажды въехавшие на территорию Мьянмы, спокойно живут по FRC десятилетиями, продляя его каждый год в Иммиграционной службе Мьянмы. При этом срок действий их национальных паспортов уже давно истек, и они фактически являются лицами без гражданства. У них рождаются дети, и на основании FRC родителей они тоже получают свои FRC. Дети с FRC могут учиться в обычных школах, тем не менее, по их окончанию у них нет прав поступать в военные академии, технические и медицинские вузы (в вузы другого профиля – без проблем). Еще на обладателей FRC не распространяются социальные гарантии граждан Мьянмы, хотя эти социальные гарантии – такая мелочь, по поводу которой никто особо не заморачивается.

Конечно, если у обладателя FRC нет действующего паспорта вообще, или в его паспорте нет действующей мьянманской визы – то ему закрыт путь за пределы Мьянмы. Хотя мьянманцы при этом подчеркивают: «закрыт путь по воздуху». Потому что мьянмано-китайская граница настолько дырявая, что пересечь ее не составляет никакого труда. А на пунктах пропуска в Тачилейке, Мьявади и Котауне с мьянманскими и тайскими пограничниками всегда легко договориться – было бы что им предложить.

После рассказа о годовой специальной визе и о FRC становится ясно, почему в Мьянме фактически никому не нужна социальная виза. Во-первых, она однократная, и после выезда из Мьянмы ее нужно оформлять снова. Во-вторых, ее оформляют лишь те, кто приезжает в Мьянму погостить к родственникам на срок, превышающий тот, который дается по туристической визе (то есть, больше четырех недель) – а таких людей мало. Те же иностранцы, кто имеет жен-мьянманок, предпочитают делать себе через знакомых именно годовые специальные визы с FRC, и спокойно живут по ним, даже если в Мьянме у них нет никакого бизнеса.

$30 000 штрафа за роман в офисе, «фишки» рекламного рынка и кто востребован в Мьянме: история украинки

Как часто вы говорите себе: «Я хочу перемен в работе»? И как часто вы что-то меняете? Как часто вы думаете, что нужно двигаться дальше, рисковать, создавать что-то свое, но, зачастую, не хватает смелости, поддержки и опыта.

В рамках спецпроекта rabota.ua «Украинская Азия» раз в две недели мы будем публиковать интервью с украинцами, которые живут и работают в азиатских странах. Они поделятся своим опытом, как найти работу или создать бизнес, а также чего нужно опасаться и что их делает счастливыми в незнакомой стране.

Предыдущие выпуски спецпроекта:

Наш следующий герой – Катерина Васильченко. Катерина – опытный маркетолог, и не из путешественников-экстремалов, колесящих из одной страны Азии в другую. Девушка долго и осознанно шла к решению оставить работу в престижной международной компании в Киеве и переехать на год в Мьянму. В интервью rabota.ua она рассказала о работе в крупнейшей компании Мьянмы, кто из иностранных специалистов востребован в этой стране, почему Мьянма – удачный рынок для реализации бизнес-идей, и зачем нужны перемены в жизни.

О стабильной работе в Киеве и стремлении к переменам

– Катя, ты работала в крупных компаниях, хорошая зарплата… Что не устраивало?

– Да, у меня была неплохая зарплата до кризиса 2014-го, после – она уменьшилась, примерно в три раза меньше, если говорить об эквиваленте в валюте. Я особо не ограничивалась, но и не разбрасывалась деньгами налево и направо, потому что нужно было выплачивать кредит за квартиру. В целом, чувствовала себя комфортно. Последние два года до отъезда я руководила отделом трейд-маркетинга в компании Johnson&Johnson. До этого трудилась в других международных FMCG компаниях – Coca-Cola Hellenic, SCA Hygiene (бренды «Libressee», «Libero»).

Читайте также:
Москва – Бахмут: расписание автобусов Как С Добром Добраться!

Я всегда хотела пожить за пределами Украины, приобрести опыт, который невозможно получить, находясь в привычном контексте. В общем, хотела и хотела, и вдруг созрела. Мне нравилось то, чем я занималась, но нужен был перерыв от корпоративных ценностей, целей и темпов.

– И ты потихоньку зреешь к переменам? Или было, как в фильмах, – принимаешь душ, едешь в автобусе, и тут осеняет – срочно что-то менять!

– Нет, ничего такого не было (смеется). На меня плавно «накатывало», скажем так, последние годы, все больше и больше с каждым днем. Я решила, что буду искать возможности в плане работы, но, видимо, настолько морально готова была к переменам, что эта возможность пришла практически сразу. Совершенно случайно завели разговор с подругой, которая была в примерно таком же настроении. Сестра ее сотрудницы в то время работала в Мьянме…

– Она предлагает тебе работу в Мьянме, и ты соглашаешься…

– Примерно так, но нет. Решение далось непросто. Открытая позиция – маркетинг-менеджер, зарплата на том же уровне, что и в Киеве. Компания запускала мобильное приложение, и им нужны были маркетологи на период запуска. Интервью, по сути, не было. Был один созвон по Skype, во вемя которого, я в основном задавала вопросы. Было не очень понятно, что будет входит в мои обязанности.

В общем, было много знаков вопросов относительно будущей работы. В Киеве же все отлажено: друзья, работа, квартира, машина, все дела… Для меня это было очень нелегкое решение – три месяца мне вся эта ситуация не давала покоя: «да», потом «нет», потом снова «да» и т.д. Наконец, взвесив все, я решила, что даже в нестабильной обстановке я буду больше ощущать жизнь, чем в стабильной и понятной. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. И я выбрала Мьянму.

Об условиях труда и штрафах в $30 000 за роман на работе

– Прилетаешь. Делаешь первые шаги в новой стране. Твои ощущения?

– Перед поездкой я прочитала много информации о Бирме (еще одно название Мьянмы – ред.), в основном, писали, что грязно, бедно. Но страна все равно прекрасная. И когда я прилетела в Янгон – крупнейший город в Бирме, около 6 млн населения – мне показалось, что тут не все так плохо (смеется). Грязно, замусорено, и крысы. Но, к счастью, я приехала в начале сезона дождей, так что крыс было очень немного (улыбается). Зато люди – приветливее не найдешь, улыбаются. Трафик сумасшедший… Я никогда до этого не была в Азии, поэтому трафик поразил, наверное, больше, чем крысы.

– Наверное, как практически везде в Азии, много мотоциклов?

– Мотоциклы и скутеры в Янгоне запрещены, обычный способ передвижения – авто, поэтому и пробки страшные. Это очень неудобно. Запрет наложили по непонятным причинам. Есть несколько версий. Одна из них – дочка важного человека из правительства пострадала в аварии, в связи с чем на следующий день в Янгоне запретили байки. За пределами Янгона – полно байков, как везде в Азии, – они на них, рождаются, по-моему. Сейчас в Янгоне понемногу начинают снимать запрет, начали с удаленных от центра районов.

– По поводу твоей зарплаты. Тысяча долларов в Бирме – это деньги?

– На самом деле Бирма – это недешевое место, в отличии от Таиланда, Вьетнама, Камбоджи или других азиатских стран. Например, $1000 – это достаточно маленькая зарплата для иностранного сотрудника, нужно минимум вдвое больше, чтобы чувствовать себя финансово свободно. Аренда жилья неадекватно дорогая. Так, посредственная квартирка обойдется $500.

Удобного общественного транспорта здесь тоже пока что нет. Автобусы с табличками на бирманском, то есть, обычно, иностранцам достаточно сложно разобраться, также в них нет кондиционеров. Передвигаться на такси по городу в день может обойтись примерно в $10. Грубо говоря, сидя дома, не передвигаясь по городу, можно уложиться в $300, не считая расходов на жилье. Но зачем тогда такая жизнь? (улыбается).

– Еда дешевая?

– Стрит-фуд – да. Бирманский стрит-фуд – небольшие дешевые кафешки под навесом, называются teashop. Например, жареный рис с курицей – $1,5. Условия в заведении – как в уличном заведении, конечно – нет кондиционера, чистота кухни под вопросом. Европейская кухня, бургеры, пасты, пиццы, стоят в среднем $8-10. Ситуация с ценами вполне логичная – рынок был закрыт долгое время, и сейчас механизмы конкуренции не работают пока что. Но ситуация потихоньку меняется, появляется все больше игроков на рынке, все больше туристов приезжает. Перемены заметны даже в ретроспективе 10-12 месяцев.

– Как работается? Какие условия труда?

– В Мьянме абсолютно другая культура бизнеса, офисная культура. Начнем с того, что рабочий контракт, который я получила, я не подписала, потому что он был просто смешной. Один выходной, штраф за романы на работе составляет $30 000, плюс к этому 30-летний запрет на въезд в страну… Я решила, что контракт особой ценности не несет и не подписала его. Хотя, с другой стороны, они его и не требовали (смеется).

– Значит, можно работать и без контракта?

Читайте также:
Отдых в Саравак, Малайзия, 2021 - цены, развлечения, достопримечательности

– Зависит от компании. Компании международного уровня соблюдают международные стандарты в HR-вопросах, местные компании – следуют своим собственным правилам. Меня пригласила на работу компания, которая является частью огромной корпорации. Поэтому, можно сделать выводы, что если у крупного холдинга есть проседания в этих вопросах, то что уже говорить о более мелких компаниях. В Бирме в принципе весь бизнес строится на братьях-сватьях. Если появляется одна компания, она тут же расширяется, у нее сразу же – сеть отелей, появляется компания-дистрибьютор и т.д.

– А как насчет офисной формы одежды?

– Бирманцы в целом любят дресс-код. Многие компании практикуют форму для офисных работников. Если это не форма, то, конечно, никаких коротких платьев и юбок, колени обязательно должны быть прикрыты, никаких маек.

Во многих офисах, включая крупные офисные центры, есть знак – Take off your shoes. К иностранцам в общем-то часто более лояльное отношение. То есть иногда можно обувь не снимать. Но в основном – нет. Я стараюсь не пользоваться такой лояльностью, ведь это признак уважения к культуре. Иногда перед входом в бизнес-центр валяется гора обуви. Сейчас я нахожу это милым и послушно снимаю обувь (смеется).

Также бирманцы, как мужчины, так и женщины, используют танаку – это бело-желтая смесь из древесины сандалового дерева и воды. Она защищает от солнечных лучей и пагубного воздействия ультрафиолета. А еще танаку используют и как украшение для лица. Из внешних особенностей еще стоит добавить, что мужчины носят лонджи– это ткань, завернутая на талии особым узлом, выглядит, как длинная юбка.

Eesti Ekspress: жизнь в Мьянме — дети на работе, мусульмане в концлагере

Мьянма, где использование дешевого детского труда — обыденность, стала новым местом для журналистских командировок. Страна, которая десятки лет была под властью военной диктатуры, делает первые шаги на пути к демократии.

Одиннадцатилетний Кхин проработал в кафе, в бывшей столице Мьянмы — Янгоне, уже год. Мы встретились в кафе с одним из известнейших репортеров и преподавателем журналистики Мийнтом Кийави, чтобы поговорить о детском труде. Тут же один из многих работающих детей подошел принять у нас заказ. Он принес две кружки приторно-сладкого чая со сгущенкой стоимостью в 300 кьят, то есть всего несколько десятков евро центов.

Кхин — типичный случай для Мьянмы, ребенок, выращенный матерью-домохозяйкой, идет на работу для улучшения финансового положения семьи. Работодатель платит его семье 20 долларов (18 евро) в месяц, ребенок получает крышу, одежду и еду.

Статистика беспощадна: более четверти 10-16-летних детей по данным ООН в Мьянме работают, получая в среднем 36 евро в месяц. За два года консультационная фирма Maplecroft поставила индекс Мьянмы в число десятка стран, где у детей есть большой риск попасть на рынок труда.

Далекая и неизвестная Мьянма

Официальное название — Республика Союз Мьянма
Состоит из 7 штатов и 7 регионов
Получила независимость, оформленную договором с Великобританией в 1948 году
В 1962 году произошел военный переворот и к власти пришла хунта
Новая конституция 2011 года означала формальное окончание военной власти
Площадь страны составляет 676 578 квадратных километров
Численность населения — 51,5 миллионов
Столица — Нейпьидо, самый крупный город — Янгон (5,2 миллиона жителей)
Находится на 23 месте по бедности в мире, ВВП на душу населения — 1271 евро
Не африканские страны, еще более бедные — Афганистан, Непал и Республика Гаити

Самый большой страх детей — плохие условия работы

Использование детского труда в Мьянме настолько распространено, что с этим связаны совершенно анекдотичные случаи. Например, фонд ”Открытое Общество” Джоржа Сороса устроил в Бирме семинар, куда привлекли и местных детей. Несколько десятков девочек от 6 до 15 лет попросили подготовить презентацию на любую волнующую их тему. Девочки представили шокирующую для зарубежных гостей проблему — тяжелые условия работы.
”Если после долгого перерыва я приезжаю из Мьянмы в Таиланд, всегда возникает странное чувство, когда меня обслуживают взрослые люди”, — улыбается управляющая фондом ”Открытое общество” в Мьянме Элизабет Тидеман и добавляет, что детский труд в кафе на улицах Мьянмы — обычное дело. ”Иногда их отдают на работу в счет долга”.

Мийнт Кийав говорит, что несовершеннолетние работники — это неизбежность бедных семей Бирмы. ”Если семья бедная, то на работу ходят все, кто хоть что-то может делать”, — говорит он.
Именно эту особенность и подчеркивает в своем рапорте ООН. В отношении Мьянмы и соседних с ней стран право детей на образование и детство отходит на второй план, первоочередной задачей является поставить семью на ноги.

Бедные грешники

В часть города Янгона — Хлаинг Трах Яри — туристы обычно не попадают. На ухабистых дорогах, рядом с которыми по канаве течет смердящая сточная вода, стоят ветхие хибары. Прогуливаясь там, хочешь-не хочешь, а вспомнишь произведение Августа Якобсона, писателя первой республики, ”Поселок Бедных-Грешников”. Бедность, отчаяние и бесперспективное будущее. Хлаинг Трах Яри — самый криминальный район в городе, куда переезжают в основном внутренние мигранты. Самая большая миграция была в начале 1990 годов, когда по государственной программе переселения сюда приехало полмиллиона человек. В 2008 году из-за разбушевавшегося циклона в Юго-Восточной Азии случилась вторая волна миграции, сюда приехали те, чьи условия жизни стали невыносимы из-за последствий природной стихии.

Читайте также:
Погода в Фетхие в мае 2021 температура воды и воздуха. Отзывы, фото

В сравнении с другими районами страны, жизнь в Янгоне прямо как в сказке. ”В деревне дети вынуждены жить в ужасной бедности, а в Янгоне люди живут по-королевски”, — описывает видение жителей деревни чиновник в рапорте ООН.

В реальности же совсем другая ситуация — многие семьи становятся скаттерами. Средний рабочий ребенок прожил в Хлаинг Трах Яри около года перед тем, как бедность вынудила его пойти на работу.

Родители, с которыми разговаривали представители ООН, утверждают, что образование дало бы детям большее, особенно для их будущего. Однако, семье нужны деньги для жизни, здесь и сейчас.

Детей отдают в буддистские храмы на воспитание

На окраинах Янгона можно найти десятки буддистских храмов, жителями которых являются в основном маленькие дети.

Их день начинается с ранней утренней прогулки между колоннами городка. Впереди движется малолитражка, в ее кузове установлены колонки, откуда доносится мотив, под него поют дети. В руках у них позолоченные чашечки для сборов милостыни. После того, как круг по городу сделан, дети садятся под крышу без стен, в углу которой стоит доска, и получают знания. В большинстве случаев это не сироты, а простые мальчики и девочки, чьи семьи не могут позволить себе содержание детей. У семьи есть два пути: или отдать ребенка на работу, или принять более экстремальное решение и отдать его на обучение и воспитание к буддистским монахам. Когда они вырастают, у них будет возможность покинуть храм и начать свою собственную жизнь. Многие из них уходят, но немалая часть так и остается жить в храме.

Военная диктатура, при которой десятки лет жила Мьянма, вела совершенно безответственную политику по отношению к своим жителям. Люди уезжают? Ну и пусть уезжают. Богатая полезными ископаемыми земля была для чиновников важнее. Прибыль от добычи рубинов, полудрагоценных камней и других полезных ископаемых, разрабатываемых в стране, как правило уходила на зарубежные счета правивших страной военных кланов. В течение последних лет местные журналисты пробовали подсчитать, сколько денег накопилось на сингапурских счетах.

”Недавно был случай, когда одна газета утверждала, что на счетах, связанных с хунтой, накопилось 11 миллиардов долларов, полученных с продажи полезных ископаемых, — вспоминает Элизабет Тидеман. — Представители хунты пожаловались на статью и сообщили, что у них на счетах ”всего лишь” 8 миллиардов”.

Мигранты в поисках лучших условий жизни создают напряжение

Из штата Мони, граничащего с Таиландом, через границу уехали миллионы людей. На замену приехали бирманцы из бедных районов, а на их место пришли мусульмане. В штате Ракхин это привело к погромам против меньшинства, разговаривающего на рохинском языке.
”Сказать, что буддисты гнобили мусульман — не совсем верно, — говорит старший репортер одной из влиятельнейших газет в Мьянме Ва Лонг. — Это были скорее просто местные радикалы, в понимании которых связь с другой верой наказуема”.

По словам Лонга, конфликт начался с культурных различий. ”Мусульмане могут иметь много жен, поэтому их семьи значительно больше, а, чем больше семья, тем более она бедная, что и привело к конфликту”, — объясняет Лонг.

Как Лонг, так и Кийав говорят почти в один голос, что одна из причин этой проблемы кроется в переходном правительстве, тогда сторонились всех военных политиков. Но так как в стране был внутренний кризис, востребованность участия военных сил оставалось высокой.
В столкновениях 2012 года погибло 78 человек, 140 000 человек распределили по разным штатам.

”Сейчас ситуация под контролем, — говорит Кийав, — мусульман поместили в лагеря, которые содержаться совместно с ООН”.

Журнал Times назвал все происходящее на севере Мьянмы геноцидом, спонсируемым государством. Ситуация в лагерях критическая — голод, бедность. Настолько плачевное состояние мусульман привило к кризису беженцев, тысячи рохинцев решили на лодках бежать в Индонезию, Малайзию и Таиланд. За первые три месяца прошлого года на такой поступок решились 25 000 человек, из которых около сотни погибли во время побега.

Открытые выборы прошли и в отдаленных территориях страны

В конце прошлого года в Бирме прошли первые демократические выборы, и местные жители видят в них способ улучшить условия жизни в штатах страны. Например, оппозиционный лидер Аунг Сан Суу Куй, который был под домашним арестом, долгое время проводил свои предвыборные кампании в отдаленных уголках страны. Это был первый раз, когда кто-то из политической элиты попал туда и дал четкие обещания. Перед выборами никто не верил в преимущество Аунг Сан Суу Куйа, однако результаты голосования показали обратное — в отдаленных районах оппозиционная партия выиграла выборы и получила в парламенте большинство.

Благодаря революции 2007 года, в результате которой хунта была вынуждена понемногу отдавать власть, с запада на Мьянму ощутимо распространилось экономическое влияние. Международные организации, которые занимались проблемами Мьянмы и работали в Таиланде, теперь должны были перебраться в Мьянму. Появились и первые западные предприятия — например, в центре Янгона открыли ресторан быстрого питания KFC.
Новое правительство сразу же начало нормализовать жизнь. В числе прочего сотни тысяч бирманцев, живущих в Таиланде, смогли получить официальные документы. Раньше бирманцы были в Таиланде дешевой и нелегальной рабочей силой, с получением документов для них открылись все возможности и привилегии официальных работников. Так как раньше страной управляла хунта, для которой результаты голосования ничего не значили, помощь своим людям не входила в приоритеты.

Читайте также:
Автобус 639 Как С Добром Добраться!

Коррупция разрастается везде

В фильме ”Борат” Саша Барон Коэн пел песню про Казахстан, где главной проблемой было — ”наша страна просто очень большая”. Та же проблема и в Бирме. Управлять пограничными районами сраны, которая по площади больше Франции, очень тяжело. Дороги плохие, электричество подается с перебоями, телефонная связь не везде доступна. Люди фотографируют на смартфон первое, что попадается на глаза и тут же выкладывают в Фейсбук, поди знай, когда еще сеть поймаешь.

Чем дальше от столицы, тем больше коррупции. Коррумпированные чиновники в основном проблема больших городов, к примеру, при смене паспорта стоит помнить, что для хорошего настроения чиновнику надо дать пару десятков евро. Также своей коррупцией известна соседняя страна Таиланд, но в отличие от Мьянмы экономическое положение там получше и на многое смотрят сквозь пальцы. Для жителей Мьянмы коррупционеры одни из тех, кто постоянно портит настроение.

Допустим, в Мьянме считается обычным делом, когда у землевладельца полгектара земли засажено маком. За это он что-то платит полиции, что-то военным, оставшимися деньгами согревает себе душу. Средний счет на семью в месяц составляет 70 евро. Именно поэтому производство опиума стало одной из основных статей дохода. Результат: в сравнительной таблице по производству опиума, Мьянма занимает почетное второе место после Афганистана.

Мягкая посадка военных

Очень большой вес имеет слово Комитета защиты. Министерство внутренних дел и Министерство обороны все так же подчиняются бывшим военным. Еще перед тем, как передать власть, многие госпредприятия были отданы под руководство Министерств внутренних дел и обороны.

После победных выборов, многие зарубежные обозреватели выражали надежду, что из Аунг Сан Суу Куиста получится и президент, но вот Тидеман в это не верила. Для этого было необходимо изменить конституцию, где написано, что человек, который был женат на гражданке другой страны, или имеет детей граждан другой страны, не может баллотироваться на пост президента Мьянмы. Женой Аунга была британка Мишель Арис, с которой у него двое общих детей. Когда хунта посадила Аунга под домашний арест, она даже не смогла приехать проведать мужа, так как она умирала от рака. Хунта разрешила ему выехать из страны, но Аунг боялся, что его не впустят обратно. Арис умерла в 1999 году, последние несколько лет она не видела мужа.

”Чтобы стать президентом Аунгу, надо сделать столько компромиссов, что он потеряет свое преимущество”, — считает Тидеман.

Зарубежные фирмы тоже вынуждены разбираться с обидчивыми военными. Так, например, несколько лет назад Coca-Cola попал в большой скандал. Выяснилось, что через субподрядчика Coca-Cola сотрудничает в Мьянме с фирмой, принадлежащей военным. Coca-Cola признала вину, и прекратила сотрудничество. Также организации, занимающиеся проблемами детского труда, предупреждают, что в соседних странах, Бангладеш и Камбодже, зарубежные фирмы, владеющие заводами с детьми-работниками, видят в бедности Мяьнмы возможность сделать производство еще более дешевым и увеличить свою прибыль.

”У нас есть заводы одежды и обуви, которые предлагают субподрядчиков для западных фирм и там, конечно, используется детская рабочая сила”, — говорит Мийнт Киав.
Для того, чтобы уменьшить использование детской рабочей силы, ООН предложила программу увеличения сознательности граждан. Однако, их пожелания сталкиваются с культурными обычаями. Местные работодатели признаются, что не вербуют детей специально, но, если родители или ребенок приходят просить работу, то ее предоставляют. Например, делать простую и рутинную работу на линии упаковки.

”Это наш шанс помочь нуждающимся семьям”, — цитата работодателей из рапорта ООН, которые видят в своих действиях социальную миссию.

Вдобавок, иногда дети идут на работу и врут о своем возрасте или же используют документы родственников. Это не так сложно сделать, потому что больше трети жителей не имеют нормального свидетельства о рождении.

Закон один, а реальность другая

В стране запрещена проституция, но в первый же день пребывания, в первом кафе, мужчине-туристу предложили воспользоваться услугами заведения, находившегося через дорогу. Было ощущение, что речь шла о публичном доме, скрывающемся под вывеской ”караоке”.
Закон говорит одно, а время показывает, что у государства нет желания и ресурсов следить за выполнением законов. ”Мы не в состоянии контролировать уплату налогов.

Государственный бюджет покрывается за счет продажи газа, а до предприятий и их статей дохода, по правде говоря, никому нет дела”, — говорит Мийнт Кийав.

Несмотря на это, бирманцы смотрят в будущее с оптимизмом. Государственные границы открыты, туристы приезжают в страну. Эстонские медиа тоже советуют Мьянму, как место для путешествия.

”Столько всего изменилось за последние годы! Несколько лет назад я не смог бы вот так все это рассказать, сидя в кафе, кто-то мог бы сообщить правительству и у меня были бы проблемы”, — улыбается Кийав.

Развитие страны видно и в реальном времени. В сравнении с двумя годами ранее, когда я первый раз приехал в Мьянму, в городе исчезли продавцы, предлагающие позвонить с настольного телефона. Большинство людей со смартфонами и даже с эстонской СИМ-картой очень хорошая связь. И, конечно же, эти большие стройки, которые наконец-то сдвинулись с мертвой точки. Их можно встретить везде, правда, на многих работают дети.

Читайте также:
Погода на Родосе в октябре 2021. Погода для туристов

Официальное название государства — Мьянма. Еще пару лет назад, редакторы были в ужасе, так как в печать стоило пускать слово Мьянма вместо Бирма. Однако, местные говорят — “что за Мьянма, страна то Бирма”.

РАБОТА И ВАКАНСИИ В ИРАКЕ

Республика Ирак – это государство на Ближнем Востоке, расположенное в Месопотамской низменности в долине рек Тигр и Евфрат. Омывается водами Персидского залива и граничит сразу с шестью странами – Кувейтом, Саудовской Аравией, Иорданией, Сирией, Турцией и Ираном. Обладает древнейшей историей, культурой и множеством архитектурных сооружений, представляющих огромную ценность для всего мира.

Ирак не является самым популярным направлением у трудовых мигрантов из разных уголков планеты, но представители отдельных профессий, к примеру, нефтяники, очень часто интересуются вопросами занятости в этой стране. Обстановка в государстве сегодня сравнительно спокойная, экономика восстанавливается и уровень жизни повышается. О специфике трудоустройства и о том какая работа в Ираке для русских и других иностранцев доступна в 2021 году узнаем далее.

СОДЕРЖАНИЕ

Трудовая миграция в Ирак

Население Ирака в 2021 году составляет 40,7 млн человек. В столице государства и самом крупном городе страны – Багдаде проживает порядка 9 млн человек. Около 95% местных жителей исповедуют ислам. С момента активных военных действий, развернувшихся в Ираке вначале 2000 годов, территорию страны покинули несколько миллионов человек, преимущественно христиан и представителей среднего класса.

При планировании трудоустройства в Ираке не стоит забывать о том, что в западной и северной части государства все еще проводятся военные кампании против террористических группировок и ситуация с безопасностью в стране в целом решена не полностью. Тем не менее на основной территории Ирака можно вполне комфортно жить и работать. Очень часто в более нестабильных районах зарубежных работников обеспечивают охраной и принимаются дополнительные меры безопасности.

В экономике Ирака доминирует нефтяной сектор, который генерирует более 90% государственных доходов и 80% валютных поступлений. Местное правительство стремится привлечь иностранные инвестиции, для этого проводятся экономические и политические реформы, которые улучшают деловой климат в стране. Помимо военной составляющей, главные проблемы Ирака связаны с коррупцией, безработицей, устаревшей инфраструктурой и нехваткой квалифицированных кадров.

Опытные иностранные специалисты в состоянии найти достойную работу в Ираке, особенно в тех сферах, где имеется существенный дефицит рабочей силы. Одно из обязательных требований для переезда – это предварительный поиск работодателя и оформление рабочей визы в иракском Консульстве в своей стране. Некоторые зарубежные работники, занятые в местных правительственных учреждениях или организациях, выполняющих работы по восстановлению инфраструктуры, полностью освобождаются от уплаты налогов.

Как найти работу в Ираке

В отличие от местных жителей и граждан арабских стран, иностранцы из России, Украины и других государств для легального трудоустройства в Ираке обязаны получить разрешение на работу. Исключение составляют сотрудники филиалов иностранных компаний, функционирующих на иракской территории. Процедура довольно сложная и практически полностью зависит от потенциального работодателя, который занимается оформлением документов и ходатайствует перед местными властями о выдаче рабочей визы соискателю из-за рубежа.

Квалификация и опыт иностранного работника должны быть на высшем уровне, а профессия востребована на местном рынке труда. В Ираке два официальных языка – арабский и курдский. Во многих международных компаниях широко распространен английский. То есть владения только русским в большинстве случаев недостаточно. Для успешного поиска вакансии в Ираке необходимо мониторить специализированные ресурсы в интернете, посещать форумы и группы в социальных сетях. Составьте грамотное резюме и сопроводительное письмо. Пишите предложения о трудоустройстве работодателям напрямую.

Поиск вакансии в Ираке

Международные нефтяные компании в Ираке – iraq-businessnews.com

Профессиональная социальная сеть – linkedin.com

Популярные сайты по поиску работы в Ираке

Вакансии и зарплата в Ираке

Доступные вакансии в Ираке для русских сосредоточены, прежде всего, в нефтяной отрасли, где часто требуются инженеры, геологи, геофизики и другие профильные технические специалисты. В связи с определенным риском и тяжелыми условиями труда в этой сфере, многие работодатели обеспечивают соискателей весьма крупными окладами, превышающими 5–6 тысяч долларов в месяц.

Обратите внимание на российские компании, ведущие деятельность в этой стране. К примеру, «Лукойл» осуществляет промышленную добычу нефти на юге Ирака (Западная Курна-2). «Роснефть» выступает в качестве оператора по разведке и разработке Блока 12. «Газпром нефть» разрабатывает месторождение Бадра в восточной части страны (провинция Васит), а также ведет геологоразведочные работы в Курдском регионе республики.

Помимо нефтяной сферы, работа в Ираке доступна в строительной отрасли. Восстановление инфраструктуры страны продолжается, кроме того, постоянно возводятся новые объекты. Иногда нужны программисты и менеджеры. Женщины могут найти вакансии в Ираке в области здравоохранения и образования. Востребованы социальные работники, переводчики и учителя. Средняя зарплата в Ираке в 2021 году в международных компаниях стартует от 800–1000 долларов в месяц.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: