Беседы со студентами Стэнфордского университета советского журналиста

Беседы со студентами Стэнфордского университета советского журналиста

Мы комбинируем свои действия с разработкой теории, — солидно сказал мне молодой студент, отрекомендовавшийся как представитель движения «Студенты за демократическое общество»; правда, он оговорился, что организационно это движение в Стэнфорде пока оформлено не было, хотя еще за три месяца до нашей встречи состоялась учредительная конференция. Он уточнил: — Кон Бендит говорит: «Сначала действия, теория потом»; другие говорят — «Сначала теория, потом действия». Мы же находимся где-то посредине.

Однако, когда я попытался узнать, как же в Стэнфорде комбинируют действия с разработкой теории, то выяснилось, что «теория» от этого комбинирования никак не выигрывает: мои собеседники просто не могли объяснить мне, в чем же заключаются их политические идеалы.

— Мы поддерживаем манифест группы участников нашего движения, опубликованный в газете «Лос-Анджелес фри пресс», — сказал мой собеседник. — В этом манифесте речь идет о том, что студенты должны объединить свои усилия с рабочей молодежью в борьбе против капитализма. Влияние сторонников этой идеи растет. В то же время в нашем движении есть довольно влиятельная группа сторонников троцкизма и идей Мао. Они считают, что рабочий класс обуржуазился и что единственная подлинно революционная сила сейчас — прогрессивная интеллигенция и прежде всего молодежь. А профессор Маркузе, за которым идет часть студенчества, считает, что классовая борьба в наш век — дело вообще отжившее и ненужное и что главная беда нынче — отчуждение человека от общества, порожденное цивилизацией материального благополучия…

Другие участники этого разговора дружно закивали головами. Мой собеседник немного сконфуженно вздохнул: — В общем, это трудные проблемы. А наша главная беда — неорганизованность…

Тут заговорили все разом.

Фил Таубмэн, редактор студенческой газеты «Стэнфорд дейли», наставительно сказал: Большинство американцев имеет хорошие дома, автомобили и телевизоры и не хочет революции.

А вот недавно к нам приезжал из Лос-Анджелеса лидер черных экстремистов Каренга и сказал: «Мне противно видеть здесь столько белых», — включился в разговор будущий специалист по политическим наукам Вильямсон Эверс. — А черным студентам он говорил: «Учите язык суахили, обучайтесь методам самообороны, уделяйте больше внимания афроамериканскому самосознанию, носите африканскую одежду, не якшайтесь с белыми»…

Проблемы, волнующие студентов Стэнфордского университета

Руководитель ассоциации студентов Стэнфордского университета Дэнис Хэйес, отрекомендовавшийся мне как «лидер студентов, которые не экстремисты, но не довольны», подвел итог беседы так: — Недовольство студентов весьма велико. Наше представительство в руководстве университета носит чисто формальный характер. Мы не в состоянии влиять ни на прием студентов — а нам хотелось бы устранить трудности в приеме афроамериканцев, — ни на учебный процесс, а нам хотелось бы устранить многие пережитки и несообразности.

Какие проблемы волнуют большинство студентов? — продолжал Хэйес. — Во-первых, чисто академические: чему нас учат и как учат. Во-вторых, расовые. В-третьих, вопрос об отношениях между университетами и обществом. В-четвертых, проводимые университетом для Пентагона исследования военного характера. В-пятых, война во Вьетнаме и призыв студентов в армию…

Да, проблемы ясны. Но где лежит путь к их решению? В этом отношении ясности опять-таки нет, и мой собеседник из движения «Студенты за демократическое общество» целиком прав, когда говорит, что главная беда тут — неорганизованность.

А ведь это движение в сравнении с другими еще слывет как образцовое: оно проводит свои съезды и конференции, пытается выработать свою доктрину. Это не хиппи, у которых нет и намека на организованность. («Хиппи, — сказал мне Хэйес, — это что-то вроде мормонов, американские толстовцы».) И не йиппи — члены малочисленной, но невероятно крикливой группы Джерри Рубина из Чикаго, с громким названием «Международная молодежная партия».

Я читал, что на своем съезде в июне 1969 года в Чикаго 1500 участников движения «Студенты за демократическое общество», прибывшие из 350 университетов, шумно спорили между собой. Представители ультралевой «Прогрессив лейбор партии», претендовавшие на руководящую роль, говорили, что движение стоит на «ревизионистских» позициях, отвергали право афроамериканской молодежи бороться за свои права, требовали авантюристических акций. Однако большинство съезда не согласилось с этими «радикалами» и исключило их из движения. (Это не помешало «Прогрессив лейбор партии» заявить после съезда, что она сама является «истинной» организацией «Студенты за демократическое общество».)

Съезд в Чикаго принял резолюцию, в которой сказано: «Признавая, что только социализм, общественная собственность на средства производства материальных ценностей может избавить людей от нищеты, мы объявляем себя социалистическим движением».

Но при всем том это движение пока еще довольно смутно представляет себе свои цели, и мой собеседник из Стэнфорда был глубоко прав, когда сетовал на неорганизованность, которая губит все.

Встреча с редактором-издателем газеты «Лос-Анджелес фри пресс»

В Лос-Анджелесе мне довелось встретиться с редактором-издателем газеты «Лос-Анджелес фри пресс» Артуром Конкином, русым, очкастым, подвижным журналистом с бородкой, одетым по моде хиппи, с большой брошью на цепочке, свисающей на грудь. Эта газета представляет собой одно из так называемых «подпольных» изданий, столь процветающих сейчас в Америке. Вопреки названию, они открыто продаются всюду, но власти их не признают в качестве серьезных изданий и стараются не замечать.

Между тем в этих изданиях наравне с несусветной бульварной и скандальной чушью, которая, видимо, используется как приманка для читателей, в последнее время появляется немало серьезных статей по острым политическим вопросам, в том числе и по вопросам молодежного движения (впрочем, это — знамение времени, ведь даже легкомысленный журнал «Плейбой» опубликовал интервью с Кастро!).

Конкин произвел на меня впечатление думающего, неплохо подготовленного теоретически человека; он избегал формулировать собственные политические позиции, но, судя по тому, что его газета опубликовала манифест деятелей движения «Студенты за демократическое общество», выступающих за сотрудничество с рабочей молодежью, можно предположить, что идеи этого манифеста ему не чужды. О них у нас и пошла беседа.

— Эта инициатива весьма актуальна, — сказал Конкин. — Но само движение пока не знает вопросов рабочего движения, далеко от них. Это движение, по сути дела, анархистское. Вчера я смотрел документальный фильм студентов Колумбийского университета. Пять суток они занимали административное здание и митинговали, не зная, что делать дальше. Их уже окружила полиция, а они продолжали каждые полчаса голосовать вотум доверия своему руководству. У молодежи еще нет опыта, нет организованности…

Слабость доктрины, которую мы опубликовали, — продолжал мой собеседник, — заключается в том, что она лишь призывает студентов идти на завод, но не говорит им, что и как там делать. А ведь это нелегкая работа. Студентов рабочие примут как молокососов. Часть молодых рабочих сейчас аполитична. Они читают «Плейбой», толкуют о бейсболе, интересуются высокими заработками… На эти темы они будут говорить с вами охотно, но заинтересовать их радикальными темами — дело не простое.

Читайте также:
Где получить кадастровый номер на земельный участок - в 2022 году, учёт документов, узнать стоимость, оформить сведения

Конкин рассказал в этой связи о собственном опыте. В 1946 году Рабочая партия Нью-Йорка, в которой он состоял тогда, послала его на завод.

— Потребовались годы. — сказал он, — пока меня начали слушать. Для этого мне надо было самому стать квалифицированным рабочим: люди труда считаются прежде всего с квалифицированным коллегой.

По мнению редактора «Лос-Анджелес фри пресс», доминирующей чертой молодежного движения в США сейчас является анархизм, сочетающийся с элементами своеобразного народничества,— это «хождение в народ», как выражались русские революционеры в прошлом веке. Так, по-видимому, понимают свою миссию и авторы манифеста, опубликованного в «Лос-Анджелес фон пресс».

— Впрочем, — замечает Конкин, — и анархизм в Европе был прогрессивным движением, пока не сложились марксистско-ленинские партии, пока он расшатывал сложившуюся систему, хотя анархизм и не ставил вопроса о власти, поскольку он вообще не признавал власти…

Взгляды на анархизм

Я слушал редактора «подпольной» газеты, которую можно приобрести на каждом углу в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, и думал о том. как изменились времена. Давно ли всякое упоминание о марксизме-ленинизме считалось в этих местах страшной крамолой, а сейчас о нем говорят повсюду и даже стремятся подкрепить ссылками на него теории, весьма далекие от коммунистических. Мой собеседник не знал или делал вид, что не знал, что и Маркс и Ленин всегда вели борьбу с анархизмом, считая его реакционным течением; тем более реакционно выглядит это течение сейчас, в последнюю треть XX века.

Любопытно, однако, что массовые средства информации в США, как я заметил, игнорируя анархизм, предпочитают всячески рекламировать самые крайние, еще более «радикальные» группы и группочки, вроде «Прогрессив лейбор партии» или йиппи, которые только и толкуют, что о захвате власти, хотя никакими реальными возможностями для этого не обладают.

Мне запомнилось, например, переданное утром 20 февраля 1969 года по одной из крупнейших телевизионных станций длиннейшее интервью с неким Гофманом, 30-летним волосатиком, который рекламировал партию йиппи, как исцелителя больного американского общества. Он, в частности, с апломбом требовал свободы пользования наркотиками: «Люди должны быть свободны делать все, что они хотят! — кричал этот Гофман. — Хотят курить марихуану — пусть курят». А я глядел на его звероподобную физиономию и думал: сколько американцев в эту минуту слушают его, наивно принимая за революционера, и страшатся: какой ужас сулят Америке красные! Нет, уж лучше поддержать правых, решают многие, с ними спокойнее…

Шумит американская молодежь, волнуются студенческие городки. Молодые американцы перестали быть «молчаливым поколением». Они хотят перемен и готовы бороться за них. Но предпринятый ими поиск нового курса труден, а опыта нет. Предшествующие поколения не оставили хорошо проторенной дороги. К тому же молодости свойственно всегда неодолимое стремление все делать по-своему, ей кажется, что так будет лучше.

Беседа с деятелем Коммунистической партии США

В те же февральские дни 1969 года я беседовал с деятелем Коммунистической партии США товарищем Загареллом. Он сказал мне, что буржуазные идеологи, спекулирующие на левой фразе, лезут из кожи вон, стараясь всячески направить начавшийся среди молодежи процесс революционного брожения вразрез с идеями марксизма.

— Одни ссылаются на то, будто марксизм устарел, — говорил он. — Другие действуют еще хитрее: пытаются противопоставить «молодого Маркса» «пожилому Марксу». Да-да, представьте себе, Маркузе и прочие теоретики «молодежного бунта», ухватившись за словечко «отчуждение» из ранних работ Маркса, твердят, что его учение о классовой борьбе себя не оправдало и что единственно реальным является не классовый конфликт, а конфликт между «отчужденным» человеком и обществом в целом. Они уверяют, что всякое общество враждебно человеку, его стремлению к свободе.

Такого рода теоретики, подстрекая молодежь на слепой анархический бунт против всего на свете, в сущности, идейно разоружают ее. И самое опасное — это то, что, взяв ставку на студенчество, наиболее активно бунтующее сейчас, они всячески противопоставляют его рабочей молодежи.

Загарелл пояснил, что и без того студенческое движение весьма рыхло в организационном отношении и подвержено резким колебаниям настроений. Это объясняется тем, что 80 процентов студентов — выходцы из непролетарских слоев. В их деятельности доминирует мелкобуржуазный подход к вещам. Успешное развитие студенческого движения может обеспечить лишь сотрудничество с рабочим классом.

Читайте также:
Море Беллинсгаузена Как С Добром Добраться!

Но этой идее упрямо противопоставляется лозунг так называемой «студенческой власти» — отделения университетов от государства и создания в них студенческого самоуправления.

Народный контроль над университетами

— Наш лозунг, — сказал Загарелл, — народный контроль над университетами. Только такая постановка дела гарантировала бы проведение необходимых реформ в высшей школе, обеспечила бы связь учебы с жизнью и помогла бы студенчеству лучше разобраться в реальных проблемах трудового народа Америки. Но наши «ультрареволюционеры» без умолку вопят: «студенческая власть», «студенческая власть»…

Манифест деятелей общества «Студенты за демократическое общество», призывающий к сотрудничеству студентов с рабочей молодежью, представляет, по мнению товарища Загарелла, шаг вперед по правильному пути. Однако он тут же добавил:

— Обратите внимание на то, как ставится вопрос: речь идет не об участии студенчества в борьбе рабочего класса за свои права, а, наоборот, о том, чтобы рабочий класс поддерживал бунтующих студентов. Нетрудно понять, что такая постановка вопроса существенно сужает рамки сотрудничества…

Товарищ Загарелл коснулся еще одного сложного вопроса: организации совместных действий белых и «цветных» студентов. Он подчеркнул, что в движении «Студенты за демократическое общество» преобладают белые. Афроамериканцы, участвующие в студенческом движении, предпочитают создавать свои «союзы черных студентов». Коммунисты последовательно борются за единство всей молодежи в борьбе за ее права и в антивоенной борьбе, но это нелегкая задача. Агентура буржуазии всячески стремится сеять антагонизм и отчуждение между белыми и «цветными», и ей нередко это удается.

Как сложатся дела дальше? В каком направлении развивается главный поток движения? На этот вопрос ответят рано или поздно сами американцы. Что касается меня, то я могу лишь поддержать высказанное Кларком Керром, бывшим президентом Калифорнийского университета, ныне председателем комиссии «Фонд Карнеги» по вопросам высшего образования, заявление о том, что перспектив ослабления напряженности в студенческих городках пока не видно.

— Все будет зависеть, в основном, от того, — сказал Кларк Керр в интервью с корреспондентом «Юнайтед Стейтс ньюс эид Уорлд рипорт», — как новый президент Никсон сможет решить две главные проблемы, вызывающие глубокий раскол в стране: войну во Вьетнаме и вопрос о гражданских правах афроамериканцев. Когда большие проблемы беспокоят общество в целом, они особенно беспокоят студенческие городки…

К этим двум проблемам я добавил бы, пожалуй, вопрос о назревшей реформе системы высшего образования. Мне говорили об острых противоречиях в этой системе, которые возникли за последние 10 лет, когда число студентов в США возросло с 3 до 6,9 миллиона. Но это уже особый вопрос, где авторитетно прозвучать может лишь слово специалиста по вопросам высшей школы.

Таковы некоторые наблюдения, вынесенные мною из встреч в студенческих городках Соединенных Штатов, и раздумья, навеянные этими встречами.

Посол России в США Анатолий Антонов выступил перед студентами Стэнфодского университета

Как наладить отношения России и Америки, кому выгодна конфронтация и отношения, которые становятся ледяными? Почему вместо взаимовыгодного сотрудничества происходит отказ от контактов и контрактов? Российский посол в Америке Анатолий Антонов сегодня встречался со студентами Стэнфордского университета и обсуждал с ними глобальные темы мировой политики.

Стэнфордский университет – не только один из самых популярных вузов мира, но и площадка для дискуссий по актуальным вопросам глобальной экономики и политики. Приглашение сюда российского посла – без сомнения, знак того, что в США хотят знать позицию Москвы по ключевым вопросам. Среди слушателей – в основном студенты, преподаватели, представители Кремниевой долины. Инженер Юрий Панчул пришел к послу не с вопросом, а с рассказом о положительном эффекте американских санкций. В его руках – микросхема, которую используют спецслужбы в технологиях распознавания лиц.

«Из-за этого кризиса у российского правительства возникла идея импортозамещения, и они начали инвестировать в разные области, в которые они раньше не инвестировали. В этом чипе некоторые блоки спроектированы здесь, в Калифорнии, некоторые – в Орегоне, некоторые в Шанхае, а некоторые – в подмосковном Зеленограде», – рассказал он.

Американские инженеры хотят работать с Россией. Об этом говорили Антонову. Он же заверил, что взаимодействие необходимо не только в бизнесе. Проблемы, с которыми сталкивается мир, будь то терроризм или вопросы ядерной безопасности, невозможно решить без кооперации между двумя супердержавами. Но как договариваться, если Вашингтон настолько охватила антироссийская истерия, что представители политической элиты уже, похоже, просто боятся контактов с русскими?

«Тот факт, что нас не хотят видеть в Конгрессе – месте, где проходят различные слушания и расследования по так называемому «русскому досье», говорит сам за себя. Российские парламентарии неоднократно обращались к своим американским коллегам с приглашением посетить Москву или встретиться в США. Никакой реакции не последовало. Со мной, кстати, тоже не хотят встречаться на Капитолийском холме», – рассказал российский посол.

Американские СМИ лишь подливают масла в огонь, раздувая скандалы на пустом месте. Очередной – с участием бывшего советника президента США по национальной безопасности Майкла Флинна. Накануне его вызвали в суд, обвиняют в даче ложных показаний ФБР. Повод – Флинн скрыл содержание одной из своих бесед с бывшим послом России в США Сергеем Кисляком. Об этой беседе знал зять и помощник президента Трампа Джаред Кушнер, так сообщают источники американских журналистов. Его теперь тоже обвиняют в связях с русскими. Казус в том, что Кушнер, по данным агентства Bloomberg, лоббировал интересы вовсе не нашей страны, а Израиля – просил Флинна убедить российскую сторону заблокировать или отложить голосование в ООН по одной из антиизраильских резолюций. Но по версии СМИ, во всем все равно виновата Россия.

Читайте также:
Отдых на Урале летом, базы отдыха и цены, лучшие места

«Российско-американские отношения стали заложником внутренних проблем и разногласий между Демократической и Республиканской партиями. В них обвиняют Россию. Я бы здесь хотел привести китайское изречение: «Трудно найти темную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет». Это то, что сейчас пытаются сделать американские СМИ», – заявил Анатолий Антонов.

С этим, судя по реакции в зале, согласны и присутствующие – при упоминании канала CNN, который говорит о мифическом вмешательстве России в американские выборы 24 часа в сутки, слышны усмешки. Многие американцы вообще перестали смотреть телевизор из-за бесконечных агрессивных выпадов в адрес Москвы.

«Я говорю со многими людьми, как молодыми, так и взрослыми. Я ни разу не слышал, что Россия – наш враг, и что мы должны окончательно разругаться и прийти к войне. Все говорят, что единственная цель – не допустить еще большего ухудшения отношений с Россией, прийти к конкретным шагам, которые улучшат наши взаимоотношения между странами», – говорит студент университета в Сан-Франциско Илья Бахов.

Но это невозможно без диалога. Бывший посол США в России, а ныне профессор Стэнфорда Макфол очень удивился, услышав, что его коллеги в Вашингтоне не хотят общаться с Антоновым.

«Это большая ошибка – не иметь контактов. Это, конечно, не значит, что мы должны во всем соглашаться. Но и узнать о противоречиях мы можем, только разговаривая друг с другом. Сейчас недостаточно взаимодействие между нашими правительствами, военными и нашими лидерами», – заявил он.

В улучшении двусторонних отношений у Макфола есть личная заинтересованность. Он находится под ограничениями, введенными Москвой – ему запрещен въезд в Россию, и он хочет добиться отмены запрета. Журналистам Макфол сказал, что попросил Антонова помочь с этим. Правда, потом в твиттере написал: это была шутка.

Можно ли доверять результатам Стэнфордского эксперимента? Критика известного исследования.

Стэнфордский эксперимент – пожалуй, самый известный эксперимент за всю историю психологической науки. Даже далекие от психологии люди хотя бы раз слышали о нем. По его мотивам снято несколько популярных фильмов в жанрах драмы и триллера. Многие люди благодаря этому случаю представляют себе психологические эксперименты именно так. Речь идет об исследовании, получившим название «Стэнфордский тюремный эксперимент», проведенном профессором Стэнфордского университета Филиппом Зимбардо в 1971 году.

Цели, задачи и результаты эксперимента.

Целью исследования было изучение поведения людей в условиях ограничения их свободы и навязывания социальных ролей. Идея эксперимента пришла Зимбардо после неприятной ситуации в американской тюрьме, где происходили регулярные инциденты с насилием над заключенными, в том числе сексуального характера. Когда случай получил огласку, в этом преступлении обвинили семерых бывших солдат американской армии, которые регулярно были в этой тюрьме на ночных дежурствах. У исследователей этой и подобных ситуаций возник ряд вопросов. Почему эти люди так поступали? Были ли они плохи сами по себе (имели некие испорченные гены), повлияла ли ситуация на их поведение, или же в происходящем виновата система?

Зимбардо взялся доказать, что на жестокое поведение людей повлияла ситуация: он назвал этот феномен «эффектом Люцифера», ссылаясь на известный библейский сюжет о том, как Люцифер, изначально прекраснейший и сильнейший из ангелов, восстал против бога и стал творить злые дела. Зимбардо пытался понять, что заставляет хороших людей превращаться в злых. Это очень важный философский вопрос: на ком лежит ответственность за совершенное преступниками зло? Может быть, они не виновны, а сами пострадали и стали жертвами ситуации, системы?

Суть эксперимента — в создании условий, при которых часть испытуемых приняла бы на себя роль заключенных, находящихся в местах лишения свободы, другая же часть — роль «надзирателей», которые должны были охранять «заключенных» и контролировать их поведение. Роли распределялись в случайном порядке. Испытуемыми были случайные люди из числа студентов университета, не имевшие опыта реального заключения или работы надзирателем в тюрьме. Искусственная тюрьма была устроена в подвале кампуса психологического факультета в Стэнфордском университете.

Подопытных «заключенных» забрали из их домов полицейские округа Пало Альто, затем их привезли в «тюрьму», зачитали обвинения и выдали муслиновые халаты. Так начался знаменитый тюремный эксперимент.

Результаты эксперимента поразили всех, в том числе его создателя — Зимбардо. До того не проявлявшие склонности к жестокости молодые люди, оказавшись в роли надзирателей, начали вдруг демонстрировать явную склонность к садизму, придумывая все более и более жестокие наказания для заключенных. Например, они заставляли их идти в туалет с бумажными пакетами на голове, ставили им ногу на спину, пока те отжимались, подвергали сексуальным унижениям. Все закончилось тем, что исследователям пришлось прекратить эксперимент раньше времени, спустя всего лишь неделю с его начала, так как возникла реальная угроза физическому и психическому здоровью подопытных. Издевательства охранников над заключенными были зафиксированы на видео, и они действительно поражают своей жестокостью. У одного из «заключенных» случился нервный срыв, и его вывели из эксперимента досрочно. Затем на исследование Зимбардо приехала посмотреть его невеста, Кристина Маслач, и пришла в ужас. Это стало решающим фактором, и эксперимент был завершен. Хотя Зимбардо и признал исследование неэтичным, он сделал публичное заявление о нем в New York Times в 1973 году, а затем построил на этом эксперименте свою карьеру. Его концепция о влиянии среды на дурные поступки людей, несмотря на критику, стала частью социальной психологии.

Критика Эриха Фромма.

Эксперимент Зимбардо неоднократно критиковался другими психологами, в том числе очень известными. Одним из первых с критикой выступил Эрих Фромм. В своей книге «Анатомия человеческой деструктивности», вышедшей в 1973 году, он оспаривает вывод Зимбардо о поведении людей, попавших в подобную ситуацию в роли охранников или заключенных, приводя исторические сведения о поведении людей в нацистских концлагерях. Фромм, сам прошедший через страшный опыт пребывания в концлагере и написавший об этом книгу, конечно, не мог остаться равнодушным к столь провокационным идеям, по сути снимающим вину с нацистов за то, что они делали с военнопленными.

Читайте также:
Наследство в Германии в 2022 году: как оформить, налог, отказ

«Неспособность авторов проверить свои выводы на предмет реалистичности ситуации вызывает особое сожаление, поскольку имеется достаточно материалов, касающихся тюремной ситуации, гораздо более жестокой, чем в худших американских тюрьмах — гитлеровских концентрационных лагерях», — утверждает Фромм, одновременно отмечая важность этических и моральных установок заключенных, которые могут быть различны в общих для всех условиях концлагеря. Фромм также оспорил валидность скринингового теста, который был приведен для измерения общего садизма «надзирателей». Он считал, что чувство реальности участников эксперимента было значительно снижено, а разница между реальными заключенными и экспериментальными настолько велика, что провести какие-либо аналогии не представляется возможным. В реальной жизни и заключенный, и охранник знают, что их действия могут иметь последствия. Кроме того, сам экспериментатор может значительно повлиять на ход эксперимента. Он в некоторой степени снимает ответственность с испытуемых за их поведение, освобождает от собственной воли, потому и создается ситуация, где они способны на поведение гораздо худшее, чем в своей обычной жизни.

Фромм также отметил сковывающую движения униформу — халаты, в которых заключенные мужчины невольно принимали позы, подобные женским, что воспринималось ими как нечто унизительное и подавляющее личность. Эта форма, как и пакеты на голове, была схожа с той, что использовалась в тюрьме Абу-Граибе. Это стало очевидным после публикации шокирующих фото пыток в этой тюрьме в 2004 году.

Заявление Карло Прескотта.

Консультантом Зимбардо по всем вопросам проведения тюремного эксперимента был Карло Прескотт — заключенный афроамериканского происхождения, который провел 17 лет в тюрьме Сан-Квентин за покушение на убийство. Он выступал перед американским Конгрессом по вопросу тюремной реформы и согласился на участие в эксперименте, так как думал, что делает благое дело. Однако когда Прескотт узнал о том, как были использованы результаты эксперимента, какую роль они сыграли в социальной психологии, а также о том, что по нему готовятся съемки нового фильма, Прескотт сделал новое заявление. В интервью Стэнфордской ежедневной газете он сообщил, что сожалеет о своем участии и что именно он, а не охранники, придумал все эти методы угнетения, вернее, позаимствовал их из тюрьмы Сан-Квентин, в которой отбывал наказание. Все эти респектабельные, психологически устойчивые охранники из среднего класса просто не могли придумать такие вещи, утверждает Прескотт.

«Как может Зимбардо . выразить ужас в поведении «охранников», когда они просто делали то, что Зимбардо и другие, включая меня, поощряли их делать с самого начала или откровенно устанавливали в качестве основных правил? В то время я надеялся, что помогу составить обоснованное, интеллектуально честное обвинение тюремной системе. Оглядываясь назад, я все испортил. Я стал невольным соучастником театрального представления, которое, к счастью, освобождает всех желающих от личной ответственности за их отвратительный моральный выбор» [5].

Если все это так, то речь идет не об изучении поведения людей в условиях тюрьмы, а о психической реакции студентов, находящихся в ситуации экстремального психологического насилия.

Разоблачение 2018 года.

Итак, Стэнфордский эксперимент неоднократно критиковался, в том числе такой знаменитой личностью в психологической науке, как Эрих Фромм. Тем не менее, его результаты признавались реальными. Но совсем недавно в зарубежной прессе появилось новое заявление, весьма провокационное и будоражащее умы: Стэнфордский эксперимент — мошенничество и постыдная ложь, а его результаты самым наглым образом подделаны. Такое сообщение опубликовал известный журнал Vox. Его авторы утверждают, что охранники стэнфордской экспериментальной «тюрьмы» были специально обучены жестокости.

Почему же внимание общественности было вновь привлечено к Стэнфордскому эксперименту после стольких лет? Это произошло благодаря усилиям журналиста и доктора философских наук по имени Бен Блум. Анализируя видеоматериалы эксперимента и беседуя с некоторыми из его участников, он обнаружил следующее:

Заключенный Дуглас Корпи, у которого якобы был нервный срыв, на самом деле был в полном порядке и играл специально, так как хотел выйти из эксперимента раньше времени, в чем он сам признался в интервью Блуму: «Любой врач мог бы заметить, что я притворяюсь».

Охранники играли заранее выданные им роли злобных садистов. «Я воспринял это как своего рода упражнение на импровизацию», – сказал в интервью Блуму один из охранников. — «Я верил, что делаю то, чего от меня хотят исследователи» [2].

Жестокие издевательства, якобы придуманные охранниками, на самом деле были скопированы ими — либо из более раннего эксперимента под названием «поддельная тюрьма», который был гораздо более коротким, либо из рассказов консультанта по проекту — бывшего заключенного Сан-Квентина [3].

На самом деле, Блум имел личную заинтересованность в разоблачении эксперимента. У журналиста Бена Блума есть брат Алекс Блум, который был осужден за ограбление банка в 2006 году и получил чрезвычайно мягкое наказание. Оно было назначено на основании показаний эксперта-психолога, которым был — кто бы мог подумать! — Филипп Зимбардо.

Позже журналист узнал непосредственно от брата, что на самом деле тот был свободен в выборе – участвовать ли в ограблении. Однако когда благодаря решению эксперта наказание было смягчено, у преступника появилась вера в то, что он хороший человек, несмотря на поступок. Это явно не способствовало перевоспитанию. Изменился Алекс лишь после принятия ответственности и моральной переоценки ситуации.

Читайте также:
10 величайших городов прошлого, в которых интересно побывать.

Зачем же Зимбардо было приукрашивать результаты эксперимента, и почему участники согласились помогать ему в этом? Все очень просто: подопытные были студентами университета, которые беспокоились о своем поступлении в аспирантуру, поэтому подыгрывали преподавателю. Зимбардо, по всей видимости, не ожидал, что его исследование вызовет такой общественный резонанс. Эксперимент удачно совпал с национальным диалогом об условиях содержания заключенных. Зимбардо выступил с докладом перед Конгрессом и стал известным. Конечно, ему не хотелось лишиться своей славы, ведь этот эксперимент был делом его жизни, а защита была крайне утомительна — к такому выводу пришел Блум после интервью с профессором [1].

Эксперимент Зимбардо был призван подтвердить эффект, открытый им, который он назвал «Эффектом Люцифера»: он объяснял, почему хорошие люди, попав в плохую компанию, сами начинают поступать плохо [8]. На них влияет сообщество либо среда. С помощью этого эксперимента Зимбардо хотел объяснить жестокое поведение американских солдат в иракской тюрьме Абу-Граиб в 2000 году. Разоблачение эксперимента не значит, что он был ложью от начала до конца. Заключенные действительно восстали, а охранники действительно вели себя жестоко. Однако выводы Зимбардо об определяющем влиянии среды в этом случае не выдерживают критики.

Сам Зимбардо в разговоре с журналистом Vox упорно отстаивал свою позицию: среда влияет на поведение человека. Он также утверждал, что журналисты и блоггеры нападают на него, имея личную неприязнь [3]. Тем не менее результаты исследования были подвергнуты сомнению. Vox пошел дальше: в одной из статей поднимается вопрос достоверности и других известных психологических экспериментов. Возможно ли, что многое, что мы знаем о социальном поведении людей и принимаем как нечто бесспорное, основано на ложных данных? [2] Вопрос очень важный, на самом деле, он может привести к кризису современной психологии и пересмотру большинства концепций социального поведения.

Опыт преподавания в Стэнфорде. Часть 2

Весной 2017 года меня пригласили в Стэндфордский университет в качестве ассистента профессора вести курс. График был настолько загруженный, что время опубликовать заметки появилось только сейчас.

Образовательный процесс

В Стэнфорде 7 направлений-школ: школа гуманитарных и естественных наук, инженерный, медицинский и юридический факультеты, бизнес-школа, факультеты землеведения, образования. Параллельно множество исследовательских подразделений.

Стэнфорд – один из первых вузов, перешедших на модульную систему. Студенты прикрепляются к одному из факультетов, но могут брать курсы, посещать лекции и сдавать экзамены на разных. Условие: чтобы большая часть курсов все-таки была по направлению одной школы. В результате из Стэнфорда выходят многопрофильные специалисты с уникальными знаниями, например, одновременно в химии и it или медицине и музыке.

Наш курс «Innovation and Entrepreneurship: A Triple Helix of University Industry Government Interactions» в модульной системе был заявлен как факультатив. В итоге к нам записались студенты абсолютно разных возрастов, национальностей и факультетов. Интересно, что многих объединял спорт. Наверное, прочитали между строк описание, которое я подготовила, и смогли увидеть мой спортивный настрой. Так, например, была студентка, профессионально занимающаяся гольфом, и 3 футболиста – основной состав сборной университета.

«О спорт, ты – мир!»

Про спорт в Стэнфорде следует сказать отдельно. Во-первых, все спортивные объекты в отличном состоянии. На основном стадионе стоит стела с именами выпускников Стэнфорда, одновременно являющихся спортсменами-призерами и чемпионами олимпийских игр (270 медалей) и национальных соревнований (529 медалей). Иметь таких студентов весьма престижно для вуза. Более того, в США коммерчески развит студенческий спорт, проходят постоянные соревнования между вузами. Собираются целые стадионы, билеты быстро раскупаются, их средняя цена $40–50. Отдельно работает коммерческая машина продажи всевозможных сувениров с символикой университета. Во время матча открыты всевозможные фуд-корты, куда перетекают зеленые купюры из кошельков болельщиков. Все эти механизмы поддерживают развитие спорта, вызывают интерес общества.

Вузы ведут борьбу за молодых ребят-спортсменов. Например, моим студентам, которые учились по спортивным стипендиям, Стэнфорд оплачивал обеды и полный пакет учебных материалов. Если учесть, что средняя цена за 1 учебник – $100, это весомое подспорье. На нашем курсе были студенты, которые экономили и просили снять копии нужных страниц у ребят-спортсменов.

Состоять в спортивной команде – это имеет большое значение для американских студентов. Многие выпускники продолжают поддерживать свои коллективы после окончания учебы, а в этом есть смысл в виде налоговых послаблений, если ты занимаешься благотворительной деятельностью.

Можно провести аналогию по отношению к спорту и общественной жизни в Стэнфорде. В 2013 году состоялось открытие концертного зала. В прошлом году там несколько дней выступал В. Гергиев со своим коллективом. За пару месяцев все билеты были раскуплены, т. о. концертный зал выступает как еще один источник заработка университета.

Наш курс состоял из 9 лекций и 9 семинаров по 2 часа. В Стэнфорде, особенно в вечерней школе, очень много практикоориентированных курсов. Мы же изначально готовили академический курс, в котором большое внимание уделяется методологии и проведению исследования. Сейчас существует большое количество узкоспециализированных тренингов по инноватике. Наш курс был рассчитан как академическая база, чтобы понять общую методологическую школу.

Схематично мы разбили его на несколько частей:

Часть 1: Методология инновационных систем

Часть 2: Инновационная инфраструктура Стэнфорда

Часть 3: Траектория развития Кремниевой долины

Часть 4: Примеры перенятия опыта Кремниевой долины в других странах

Часть 5: Роль государства, бизнеса и университетов в инновационном развитии

На протяжении всего курса студенты должны были разделиться на группы и выполнить исследовательский проект. Его общая тема – инновационная система Стэнфорда. Каждой из групп нужно было выбрать один из элементов инновационной инфраструктуры, будь то инкубатор StartX или исследовательский центр, и произвести их анализ. Мы помогали в составлении анкет, организации интервью.

Читайте также:
Автобус 717 Как С Добром Добраться!

Вся работа вне класса велась исключительно на Canvas – единой коммуникационной площадке Стэнфорда (http://gocanvas.stanford.edu/), где можно было удобно публиковать задания и вести диалог с группами.

В Стэнфорде есть правило, что любой профессор, у которого есть курс по расписанию, имеет право на публикацию книги. Занимается этим издательство Стэнфорда. Бизнес-модель проста: преподаватель готовит материал, издательство берет на себя все издержки по производству с условием, что все права будут принадлежать университету (2 экземпляра книги идет в подарок автору). Заранее обговаривают количество студентов текущего курса, чтобы была уверенность, что большую часть тиража раскупят. Авторы издаются с удовольствием, ведь иметь публикацию в Стэнфорде престижно.

Мы понимали, что имеем дело с поколением Z и что стандартный формат лекций не будет востребован. Максимум на 30 минут нам удавалось занять студентов одним видом деятельности, далее они магическим образом оказывались на Facebook и страницах онлайн-магазинов.

Обычно занятия начинались с общей беседы по теме предыдущего класса или обсуждения материалов домашнего чтения. Далее была лекция профессора с презентацией. Потом студенты рассказывали о текущих результатах по их проекту. Затем обеденный перерыв, после которого вторая часть занятия посвящалась дискуссии с приглашенными выступающими. Им мы уделяли большое внимание. В Долине достаточное количество международных резидентов инновационных центров компаний и фондов. Например, к нам приезжали представители инновационного центра от правительства Каталонии, у которых офис в Сан Хосе, а также представители Open Austria – «интеллектуального моста» между Долиной и Австрией.

Система отчетности состояла из учета посещаемости, активности во время занятий, промежуточного экзамена и презентации исследовательского проекта.

Во время финальных презентаций в состав жюри были приглашены выступающие с занятий и те, у кого студенты брали интервью. Меня поразило, что во время промежуточного экзамена преподаватели должны были покинуть комнату, где проходит экзамен. Это одно из правил, прописанных в уставе Стэнфорда. Фактически студенты оставались одни с Интернетом. Пользуются ли они им и шпаргалками – остается на их совести.

Вот примеры наших экзаменационных вопросов:

– Discusssi milarities and differences be tween the “entrepreneurial” and the “ivory tower” university.

– Define “creative destruction” and discuss its positive and negative consequences?

– Compare and contrast contemporary Silicon Valley to era depicted in Saxenian 1990’s study?

– What is a connection between Industrial and Academia revolutions?

К сожалению, я не смогла присутствовать на последнем занятии, но следует сказать, что нам очень повезло с группой. Были те, кому действительно было интересно, и те, кому не очень, но они не мешали ходу работы. Хочется отметить высокий уровень владения техническими знаниями, профессионализм публичных выступлений и проведения анализа, а также качественную подготовку презентаций.

У Стэнфорда, безусловно, есть свои проблемы, в том числе с администраций города и с внутренними изменениями. Мы довольно часто сталкивались с университетской бюрократией. У вуза высокий рейтинг и всемирно известный бренд, но он остается все же очень небольшим по количеству студентов (по состоянию на 2016 г. в Стэнфорде обучается 16 тыс. студентов, из них за год: 7 тысяч – undergraduate и 9 тысяч – graduate). Конкурс очень высокий, и как результат вуз постепенно превращается в место для детей богатых родителей.

Зато университету удалось выстроить прибыльную бизнес-модель благодаря использованию своих активов, привлечению грантов и вложениям выпускников. По состоянию на 2016–2017 гг. Стэнфорд представляет собой корпорацию с бюджетом в $5,9 миллиарда. Объем Эндаумент-фонда составляет $22,4 миллиарда. Управляет финансами основанная в 1991 году компания SMC (The Stanford Management Company), состоящая из совета директоров и сторонних экспертов. Стэнфорд – частный вуз, и это делает его более гибким в построении финансовых стратегий. Интересно, что на его территории есть очень красивая церковь, где проходят концерты и службы. Это возможно только в частном вузе (государство в государстве), в государственном университете церковь вы не увидите.

Для меня семестр в качестве ассистента профессора и подготовки совместного курса явился огромным опытом. Ждем следующего года и надеемся, что наш курс снова выберут!

Как попасть на учёбу в Стэнфорд?

Есть единицы престижных исследовательских университетов с безупречной репутацией, о которых знают практически все, и Стэнфорд один из десяти таких.

Работать и преподавать в Стэнфорде — это моя долгосрочная цель. И уже даже не мечта. Я верю, что когда-нибудь в преклонном возрасте или раньше я буду приезжать в кампус Стэнфорда, открывать свой ноутбук и окунаться в ворох дел по проведению очередного исследования в области психологии и коучинга.

Пару лет назад это мне казалось чем-то недостижимым. «Только выдающиеся умы могут работать и учиться там», — думала я про себя. Получается, что я верила, что я посредственность. Я придумала себе оправдание, чтобы ничего не делать.

Однако моё мышление и отношение к себе изменились. Сейчас я верю, что всё возможно, если делать целенаправленные шаги в эту сторону. Поэтому я исследовала тему поступления в университет Стэнфорда. И хочу поделиться с вами тем, что же на самом деле важно, чтобы начать учиться и работать в этих стенах.

Итак, читайте, выбирайте интересный для вас вариант поступления, и вы увидите, что дело совсем не в выдающемся уме и пачке денег.

Что нужно предоставить, чтобы поступить на программу бакалавриата:

Читайте также:
Особенности отдыха в Анджуне в 2022 году

1. Заполнить онлайн-заявку на сайте университета.

2. Транскрипт школьного табеля с оценками за последние 3 года. При этом GPA (Grade Point Average – это средний балл вашего аттестата) – должен быть не менее 4,8 баллов.

GPA — это более полный документ, который дает представление о том, как менялся ваш средний балл, в каких внеучебных мероприятиях вы участвовали, а также показывает ваши академические достижения и на каком уровне вы находитесь по сравнению с другими учащимися в классе.

3. Рекомендательные письма от 2 преподавателей, переведенные на английский язык.Руководство университета рекомендует получить письма от преподавателей старших классов, которые ведут такие предметы, как иностранный язык, точные науки, математику, социальные науки и историю.

4. Языковой сертификат TOEFL – не менее 100 баллов (не является обязательным).

5. Сдать экзамен SAT with Essay (от 1520 баллов) или ACT with Writing (от 33).Если в вашей стране они отсутствуют, то вы вправе попросить отмены этих экзаменов. Если вы решите предоставить результаты оценок именно SAT, в Стэнфорд будут отправлены данные обо всех ваших попытках, даже неудачных.

SAT with Essay — это унифицированный тест, подразумевает ознакомление со всеми предметами на уровне средней школы. Состоит из трёх обязательных блоков — математика, чтение и письмо, и блока на выбор — эссе (однако, многие ведущие университеты настаивают на обязательной сдаче эссе). Максимальное количество баллов за обязательные блоки – 1600, эссе оценивается отдельно по шкале от 2 до 8 баллов.

American College Testing (ACT) — ориентирован на практические знания абитуриента. Состоит из 4 блоков: английский, математика, чтение, умение рассуждать.

6. Написать эссе, которое будет отражать ваш опыт и мировоззрение. Оно дает представление об уровне вашего английского языка, то как вы пишете, как думаете.

7. Написать мотивационное письмо.

8. Предоставить портфолио.

9. У вашей школы должен быть свой профайл, созданный по шаблонам американской образовательной системы.К сожалению, в России школы редко этим занимаются сами. Скорее всего составление профайла ляжет на ваши же плечи. Однако это очень важный документ для поступления в Стэнфорд. Он описывает: что за школа, какая система образования в ней, как школа сравнима с другими школами России, какие достижения есть у школы.

10. Оплатить регистрационный сбор.

Сроки подачи заявлений: для творческих специальностей к декабрю, а для остальных к январю в год поступления. Поэтому к сбору документов лучше приступать в 10-11 классе, чтобы к середине учебного года подать необходимые документы в университет.

Стэнфорд — частный ВУЗ. Обучение здесь платное, стоимость которого по некоторым источникам начинается от 52 857$ в год.

В университете существует система грантов, в том числе и для иностранных студентов. В Стэнфорде для иностранцев есть отдельный бюджет для финансовой помощи. Но, если при поступлении вы укажете, что вам нужна финансовая помощь, то университет может отказать в поступлении. На сайте так и указано: «…это будет влиять на поступление…».

По-другому ситуация обстоит, если вы являетесь гражданином США. Сначала на вас посмотрят как на студента, а потом попросят прислать справки о доходе вашей семьи. Исходя из этого решат, сколько вам нужно дать финансовой помощи. Например, если годовой доход вашей семьи составляет меньше 150 000$ в год, то студенту могут предложить полностью оплатить обучение. А если эта сумма не превышает 65 000 $ в год, то оплачивают еще и проживание с питанием.

1. Транскрипт диплома с оценками

2. Результаты тестов TOELF/GRE

3. Statement of Purpose

Statement of Purpose – небольшое сочинение, примерно на 2 страницы, в котором вы логично и рассудительно обоснуете приемной комиссии, почему они должны выбрать именно вас. Поэтому, сочинение должно раскрывать вашу индивидуальность, описывать цели и заслуги, а также то, почему вы выбрали именно этот университет и эту специальность. Очень важно отнестись к этому сочинению со всей ответственностью. Зачастую, именно его приемная комиссия рассматривает с особой тщательностью.

4. 3 рекомендательных письма

Для качественного составления Statement of Purpose можно привлечь консультанта или коуча, специализирующегося на этой теме.

Обучение в магистратуре Стэнфорда, за исключением некоторых программ, длится год. Стоимость обучения так же зависит от выбранной программы, в среднем от $55 000.

Для студентов программы магистратуры грантов не много.

Есть программа «Knight-Henessy Scholarship», которая дает гранты 100 лучшим студентам.

Также можно работать в счёт оплаты обучения на позициях:

  • Teaching Assistant (помощник профессора по учебной части),
  • Research Assistant (помощник по исследовательской работе),
  • Grader (помощник по проверке домашних заданий и экзаменов).

Поступать в его Высшую школу бизнеса можно, как минимум, с дипломом бакалавра. Заявка заполняется онлайн и включает:

1. Резюме (опыт работы не является обязательным требованием, но в заявке стоит указать всё, в том числе стажировки, что может положительно повлиять на решение приемной комиссии в вашу пользу)

2. Транскрипты полученных оценок и пройденных курсов в вузах

3. Результаты теста GMAT или GRE

4. Результаты теста TOEFL, IELTS или PTE

5. Два рекомендательных письма

7. Информация о личных и профессиональных достижениях (например, опыт волонтерства, общественной работы, полученные награды)

8. Также нужно будет заплатить регистрационный взнос

Как такого мотивационного письма при поступлении на MBA нет. Есть ряд определенных вопросов выдвигаемых университетом, на которые нужно дать развернутые ответы. Каждый год меняется количество вопросов.

Так, Ростислав Шоргин, который учится в Стэндфордском университете на MBA, в одном интервью рассказал, что ему на собеседовании задавали такой вопрос: «Что для тебя самое важное в жизни и почему?». И как он отмечает, почти все удачные ответы на этот вопрос они не про работу (финансовый успех), а про себя. Очень важно указывать реальные примеры из своей жизни. Были также вопросы «Почему MBA?», «Почему именно Стэнфорд?»

Читайте также:
Святой Вацлав памятник в Праге адрес, на карте, как добраться

Если ваша заявка заинтересовала, то вас пригласят на интервью. Это еще не гарантия зачисления, но хороший знак. Как правило, интервью касается опыта кандидата и его достижений, и цель — убедиться, что вы подходите бизнес-школе. Интервью проводят через клубы выпускников Стэнфорда, если такой имеется в вашем городе (например, в Москве он есть). Интервью, конечно же, проходят на английском.

И уже после этого вам может прийти письмо о том, что вы приняты на программу.

Стоимость обучения на двухгодичной программе MBA примерно от $ 74 706 за год. К этой цифре необходимо прибавить расходы за проживание, питание и т.д. В среднем выходит от $ 118 000 — это так называемая «стоимость посещения». Именно на эту цифру ориентируются при назначении финансовой помощи.

Каждый студент MBA, независимо от гражданства, имеет право подать заявку на получение стипендии. Средняя стипендия студента в 2022/2022 учебном году будет составлять от $ 40 000 – 80 000. Более подробно о стипендиях, а их несколько, можно узнать на сайте университета.

Программа Stanford MSx рассчитана на тех, кто хочет получить степень MBA в США в сжатые сроки. Всего за 1 год, без потери качества образования, можно получить степень MBA. Программа практически ничем не отличается от двухгодичной, но, как правило, не предусматривает стажировку.

Стоимость обучения так же мало чем отличается и начинается от $132 000 за год (плюс расходы на проживание).

2. Иметь профессиональный опыт (не менее 8 лет)

3. Предоставить результаты тестов GMAT, GRE или EA (Executive Assessment)

4. Иметь результаты одного из тестов на владение английским языком TOEFL, IELTS или PTE

Для поступления на программу PhD существуют следующие требования к поступлению:

1. Тест TOEFL – минимум 100 баллов

2. Транскрипт оценок

3. Дипломы с предыдущих ступеней обучения

4. 3 рекомендательных письма. Они должны быть написаны искренне и именно теми преподавателями, с которыми вы тесно соприкасались в работе над научными проектами

Письмами многие пренебрегают. Однако это очень важная часть при подготовке к поступлению на программу PhD. Так как у всех кандидатов будет примерно одинаковое количество баллов на вступительных экзаменах. А письма могут выделить вас из общей массы.

5. Также нужно будет заплатить студенческий взнос

Стоимость обучения в 2022/2022 учебном по программе PhD начинается от $ 47 080 за 12 месяцев, но надо учитывать, что помимо этого предстоят ещё расходы на проживание, питание, медицинское обслуживание и т.д. Более подробный расчёт расходов можно посмотреть в смете Стэнфордского университета.

В отличии от бакалавриата и магистратуры, программа PhD хорошо финансируется. Стэнфорд оплачивает 100% стоимости обучения будущих профессоров. А также обеспечивает жильём и выплачивает ежемесячную стипендию. Например, в 2019/2022 учебном году стипендия или учебная помощь составляла $ 45 000.

В некоторых случаях преподаватель Стэнфорда может пригласить студента, который ещё не получил степень PhD (или иностранный аналог) участвовать в исследованиях в университете с использованием его исследовательских центров.

Такие студенты имеют статус VSR (Visiting Student Researcher) — приглашенных студентов-исследователей и назначаются аспирантами без образования. Кандидатом на VSR может стать студент другого университета, который занимается исследованиями представляющими интерес для преподавателя. Приглашают студентов на 1 год.

Перед приглашением в Стэнфорд в качестве VSR возможно будет необходимо пройти интервью в виде неформальной беседы, которая проходит в стране вашего проживания.

1. Заполненная онлайн-форма

2. Копия письма-приглашения в VSR, подписанное принимающим преподавателем Стэнфордского университета и заведующим кафедрой

3. Письмо с указанием точных дат начала и окончания программы, ежемесячной оплаты VSR, медицинского страхования Cardinal Care и медицинских услуг

4. Транскрипт самого последнего школьного аттестата

5. Транскрипта бакалавриата с присвоением степени или копия сертификата степени или диплома

6. Копия паспорта и сопровождающих вас лиц

Срок подачи заявок: 45 дней до даты начала VSR.

Вопрос от коуча: Что вы поняли для себя после прочтения этой статьи?

  • Сайт Стэнфордского университета
  • Информация о тестах: TOEFL, GMAT, GRE, IELTS, PTE, EA
  • Информация об экзаменах: SAT Eassy, ACT with Writing
  • Статья «7 способов получить образование за рубежом бесплатно»

Копирование и цитирование этой статьи возможно только с указанием автора — Марина Некрестьянова

Спецслужбы США выдали Навальному и выпускникам Стэнфорда новые инструкции по развалу РФ

Форум Бориса Немцова, который посетили десятки лидеров российской несистемной оппозиции, среди которых Владимир Кара-Мурза, Алексей Навальный, Юлия Галямина, Владимир Милов и другие, прошел в Польше. Ведущими спикерами мероприятия стали известные иностранные идеологи, которые рассказали либералам, какие роли они будут играть в новой программе по вмешательству Запада в дела России.

Встреча выпускников

Так, главным спикером форума оказался известный американский политолог Фрэнсис Фукуяма. В начале 90-х годов он стал практически вдохновителем внешней политики США и сформулировал идеологию американской исключительности в современном мире. Именно этот человек провел экспресс-курс по обучению “независимых” российских оппозиционеров.

Однако Фукуяма интересен не только своими взглядами, но и местом работы – политолог является старшим научным сотрудником Центра по вопросам демократии Стэнфордского университета. По удивительному совпадению, именно в этом учебном заведении проходят обучение журналисты, блогеры, политики и даже спецагенты, которые в последующем занимаются антироссийской деятельностью. Так, еще одним спикером форума, прошедшим обучение в Стэнфорде, является координатор украинского Евромайдана Александра Матвийчук.

Читайте также:
Карта Полуострова Морнингтон, где находится Полуостров Морнингтон на карте мира

На фото Александра Матвийчук с американским спецпредставителем на Украине Куртом Волкером и экс-госсекретарем США Кондолизой Райс.

Напрямую связан со Стэнфордом и упомянутый выше блогер Алексей Навальный – его дочь Дарья уже отправилась на обучение в этот университет. Что интересно, для поступления, в качестве творческой работы, она записала ряд политических интервью с неприкрытой антироссийской риторикой. Кроме того, поступила Даша в Стэнфорд на особых условиях и ее обучение будет проводиться за счет университета.

Очевидно, что сама по себе Навальная, ничем ранее не занимавшаяся и не выделявшаяся, ценности для университета не представляет. Другое дело ее блогер-отец, который сотрудничает не только с иностранными политиками, но и американскими спецслужбами.

Следы Стэнфорда в России

Беглый российский олигарх Михаил Ходорковский также пользуется услугами стэнфордских выпускников. На него, например, работает основатель медиа “Проект” * Роман Баданин. Журналист год отучился в США, там же он создал свой портал псевдорасследований и нашел на него 500 тысяч долларов стартового капитала – именно в такую сумму Баданин оценил год работы редакции из 10 журналистов.

Несколькими днями ранее в центре скандала оказался спецагент Дипломатической службы безопасности США, и сотрудник ЦРУ по совместительству, Стивен Секстон. Журналистам Федерального агентства новостей удалось выяснить, что американец занимался координацией активистов “Фонда борьбы с коррупцией”, принадлежащего Алексею Навальному.

На крайние меры американские спецслужбы вынуждены были пойти, когда Навальный и другие руководители ФБК ** отбывали административные наказания за организацию незаконных акций, либо находились в бегах. Как выяснилось, Секстон уже более 15 лет занимается организацией и координацией протестов и беспорядков по всему миру.

Таким образом, Стэнфордский университет фактически является полноценным конвейером по подготовке агентов влияния. Через них западные спецслужбы пытаются влиять на внутреннюю политику России и стран постсоветского пространства. Тут стоит отметить, что готовит таких марионеток не только Стэнфорд, но и другие известные американские университеты. Например, в Йеле специальные курсы “демократических лидеров” проходил Навальный, а попал он туда по протекции других выпускников – Гарри Каспарова, Евгении Альбац и Сергея Гуриева.

Форум Бориса Немцова, который неизменно проводится за пределами России, служит отличной площадкой для встречи специально подготовленных ручных оппозиционеров. На таких мероприятиях они могут обсудить планы на будущее и получить задачи от своих зарубежных координаторов. В связи с этим в скором времени стоит ожидать новых тенденций в деятельности российской оппозиции. Учитывая название главной темы мероприятия “Стратегии против страха в России и за ее пределами”, стоит ожидать, что по возвращении из Польши выпускники Стэнфорда и их “коллеги” начнут кампанию по демонизации России и запугиванию сограждан.

* иностранная неправительственная организация, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации

** НКО, включенные в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента; признаны в России экстремистскими и запрещены на территории страны

Стэнфордский университет выложил архив документов Нюрнбергского процесса

Нюрнбергский процесс (20 ноября 1945 г. – 1 октября 1946 г.). Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Здание Нюрнбергского Дворца юстиции

Евгений Халдей/РИА «Новости»

75 лет назад, 1 октября 1946 года, был оглашен приговор на Нюрнбергском процессе — первом и важнейшем из серии судебных процессов, проходивших во Дворце юстиции Нюрнберга после Второй мировой войны. Международный военный трибунал приговорил 12 нацистских лидеров к смертной казни через повешение за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Его называют «Судом истории», послужившим важнейшей вехой в развитии международного права.

Стэнфордская библиотека работает с секретариатом Международного суда в Гааге над созданием полного цифрового корпуса исторического архива, посвященного этим событиям, а также общедоступного веб-сайта с материалами Международного военного трибунала в Нюрнберге. Об этом говорится в пресс-релизе Стэнфордского университета. «Сохранение записей Нюрнбергского процесса, а также материалов последующих трибуналов и комиссий, созданных по его подобию для установления истины и примирения, имеет решающее значение для защиты исторического и судебного наследия тех времен, а также признания последствий массовых злодеяний, — утверждает Дэвид Коэн, директор Стэнфордского центра по правам человека и международному правосудию и профессор Школы гуманитарных и естественных наук. — Фразы вроде «никогда больше» ничего не значат, если вы не знаете, что именно произошло и почему».

Создание этого цифрового архива является частью еще более обширного замысла по организации всеобъемлющей базы данных, известной как Инициатива виртуальных трибуналов, по всем международным уголовным процессам, связанным с массовыми злодеяниями, начиная с судебных разбирательств после Второй мировой войны и заканчивая современными судебными процессами.

Электронный архив Международного военного трибунала в Нюрнберге позволяет общественности получить доступ к пяти тысячам протоколов судебных заседаний, включая 250 тысяч страниц оцифрованных бумажных документов, содержащих рассказы очевидцев, документы и стенограммы выступлений в ходе прений.

Решение о необходимости международного суда было принято на Московской конференции министров иностранных дел в конце октября 1943 года.

СССР, США и Великобритания издали тогда совместную декларацию, осуждавшую «зверства нацистов» и определявшую, что все они будут «судимы и наказаны в соответствии с законами освобожденных стран», при этом руководителей Третьего Рейха предполагалось предать особому международному суду, хотя раздавались также предложения, порой с самого верха, о немедленном расстреле всех захваченных в плен высших функционеров Германии.

Процесс открылся 20 ноября 1945 года в баварском Нюрнберге, который в советской прессе называли «колыбелью немецкого фашизма», почти год его вели восемь судей, представлявших четыре страны Антигитлеровской коалиции. Обвинительное заключение, оглашенное в течение двух дней и подготовленное прокурорами США, Великобритании, СССР и Франции, содержало четыре пункта: преступления против мира, преступления против человечности, нарушение законов войны (военные преступление) и заговор с целью совершения данных преступлений.

Читайте также:
Море Беллинсгаузена Как С Добром Добраться!

1 октября 1946 года судьи сформулировали общую, согласованную путем долгих дебатов позицию по основным правовым принципам процесса и приговорам 22 конкретным лицам. Свою вину не признал ни один из них. Глава Немецкого трудового фронта Роберт Лей покончил с собой в тюрьме еще 25 октября 1945 года, вскоре после предъявления ему обвинения. Густав Крупп, возглавлявший оружейный концерн «Фридрих Крупп» и оказавший значительную материальную поддержку нацистскому движению, был признан неизлечимо больным. В отношении этих двух обвиняемых дело было прекращено. Впоследствии сын уже недееспособного Густава Круппа, Альфрид Крупп, стал подсудимым на одном из последующих Нюрнбергских процессов в американском трибунале (1947-1948). Еще трое подсудимых 1 октября 1946 года были оправданы, четверо приговорены к 10-20 годам тюремного заключения, трое получили пожизненные сроки, а 12 важнейших на тот момент преступников приговорены к казни.

Десять из них были повешены 16 октября. Мартин Борман был осужден заочно, но позже выяснилось, что он еще в начале мая 1945 года покончил жизнь самоубийством. Герман Геринг — фактически второй по важности функционер Рейха после Гитлера — также сумел покончил жизнь самоубийством уже после вынесения ему приговора в своей тюремной камере, за три часа до казни. НСДАП, СС, СД и гестапо были признаны преступными организациями, однако их рядовые члены подлежали лишь индивидуальному уголовному преследованию за конкретные деяния, а члены кабинета министров, СА и командование вермахта и вовсе были оправданы. Катынский расстрел, внесенный в обвинительное заключение по настоянию советской стороны, из-за сомнительности доказательной базы не был упомянут в итоговом тексте приговора.

Помимо Геринга и Бормана, а также покончивших с собой еще до окончания боев Адольфа Гитлера, Йозефа Геббельса и Генриха Гиммлера, на скамье подсудимых сидели заместитель Гитлера по руководству НСДАП и рейхсминистр Рудольф Гесс, в 1941 году по собственной инициативе прилетевший в Великобританию заключать мир, арестованный британскими властями и пребывавший в плену до окончания войны; министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп; глава Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель; и начальник Главного управления имперской безопасности СС и статс-секретарь Имперского министерства внутренних дел Германии Эрнст Кальтенбруннер, один из главных организаторов Холокоста.

Этот первый в истории Международный военный трибунал имел определяющее значение для всей послевоенной истории: он не только привлек к ответственности виновных в массовых злодеяниях, но и впервые использовал международное право для судебного преследования отдельных лиц, в том числе глав государств, за военные преступления. Тем самым создавался правовой прецедент в международном гуманитарном праве, который не утратил своей актуальности и поныне.

«Свидетельства — это подчас простые человеческие рассказы, которые очень много значат для сохранения этого опыта во времени и пространстве, чтобы мы могли извлечь уроки из истории и, надеюсь, лучше понимать последствия злодеяний, совершенных в различных культурных и исторических контекстах», — заявила Пенелопа Ван Туйл, заместитель директора Центра по правам человека и международному правосудию, которая также внесла свой вклад в усилия по сохранению и развитию платформы Виртуальных трибуналов.

В архив включены свидетельства из первых рук от тех немногих, кто сумел выжить в нацистских концлагерях, в том числе, например, выступление на Нюрнбергском трибунале Мари-Клод Вайян-Кутюрье, члена французского Сопротивления и заключенной лагерей смерти Освенцима и Равенсбрюка. Она очень подробно описывает, что ей и многим другим заключенным пришлось пережить: голод, рабский труд, избиения, эпидемии и экстремальный холод, а также ежедневный кошмар, когда тысячи людей отправлялись в газовые камеры. Позже Вайан-Кутюрье стала известным французским политиком. Есть также стенограммы свидетельств очевидцев, в том числе рассказ Германа Грёбе, который описал ужасы массовых казней, которые он наблюдал на Украине, — могилу с более чем тысячей тел, причем некоторые «все еще двигались».

Обвинение в своих выступлениях активно использовало кадры кинохроники и многочисленные фотодокументы, отразившие преступления, совершенные нацистами на территории Европы и составившие позднее основу архива «Зверства фашистов», который долгие годы хранится в фондах Российского государственного архива кинофотодокументов. «На процессе был достаточно жесткий государственный и межгосударственный контроль, — утверждала Римма Моисеева, заместитель директора этого учреждения, в интервью агентству «Победа РФ». — Присутствовали не только мы, там были и наши союзники по антигитлеровской коалиции. Соответственно от них тоже были и пресса, и фоторепортеры и кинодокументалисты. Поэтому там все было определено протоколом, чтобы никогда впоследствии никто не смог пересмотреть итоги процесса. Поэтому те документы, которые к нам пришли, включая доказательства, никак не перемонтировались».

Защита обвиняемых в ответ на эти эмоциональные свидетельства старалась навязать историко-философскую дискуссию о природе Германии. Защитник Кальтенбруннера Кауфманн заявил, что «причина феномена Гитлера кроется в метафизической сфере», как и другие адвокаты, рассуждал о несправедливости Версальского мира, породившего германскую безработицу и т.д. В такой трактовке нацистский режим выглядел не как отклонение от нормы, а неизбежный результат всей немецкой истории.

Стенограммы судебных заседаний размещаются на английском, французском, немецком и русском языках: это материалы дела, судебные записки, вещественные доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты; вступительные и заключительные заявления, последние слова, процессуальные правила, приказы, постановления, особые мнения и приговоры. Позже в архив будет добавлено больше мультимедиа-файлов — фильмов, аудиозаписей и фотографий.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: